rotmistr

         О Г Л А В Л Е Н И Е


 
Всё!!!   Самое!!!   Интересное!!!   Здесь!!!

        Форменные мундиры Российской Императорской армииКто из нас сейчас , не задумываясь, может назвать воинские звания Русской Императорской армии и армий Белого движения. Молодежь вообще назвать ничего не сможет, разве. что "Адмиралъ", вот так,именно с твердым знаком. Поколение постарше выдаст набор : поручик( у все на памяти "Белое солнце пустыни и его гламур с револьвером), штабс-капитан(тут вне всякого сомнения "Адьютант его превосходительства" штабс-капитан Кольцов), капитан(капитан Овечкин из контразведки "Неуловимые мстители"), ну и атаманы, вахмистры и есаулы из "Тихого Дона" и "Тени исчезают в полдень" и еще десятки и сотни фильмов и спектаклей, в которых мелькают офицерские погоны и звания, прошли и не остались в памяти. Большинство из нас свято уверенно, что погоны и звания в Красной Армии, введенные в 1943 году практическим полностью соответствуют форме и погонам царской армии, изменились только лишь некоторые названия, вместо скажем, подпоручик, стал зваться лейтенант. Попадающиеся то в одном, то в другом художественном, а иногда в документальном произведении, офицерские звания и их пояснения настолько разнятся, что не знаешь , что и думать. Например - есаул это кто, какому аналогу воинского звания соответствует. В конце концов, стало интересно, в чем сходство, а в чем различие. Приобщение к этой теме дало такой объем материала, что на первых порах показалось, что всей жизни не хватит, чтобы все это переварить и осознать.


  Казачество  Первые сведения о казаках появились в конце 13-начале 14 веков. Тогда тюркское слово «qazaq» переводилось как «странник», или «тюркский казак», то есть - один воин, а не народ. Первые казачьи общины появились 8 середине 15 века. Слово «казак» обозначало тогда еще образ жизни, а вовсе не сообщество людей. В середине 15 века польско-литовские монархи и московские князья поручили казакам охранять от татар степные границы, а после - заселять отвоеванные земли. Такие казачьи общины состояли в основном из русских и украинцев, вскоре к ним присоединились принявшие христианство татары , бывшее местное население захваченных земель, а также некоторые Северокавказские племена. К началу Первой Mировой войны существовало 11 казачьих армий. которые насчитывали 4 миллиона 500 тысяч человек. Эти войска били рассеяны между Черным морем и Тихим океаном, вдоль Южных границ Российской Империи. Из 11 казачьих общин только 4 (Донская, Терская Кубанская и Уральская) были сформированны как этно-культурные группы. Остальные были социальными, но все общины были закрытыми наследственными кастами. Чтобы считаться казаком, нужно было родиться в казацкой семье, а произвести в казаки могло лишь царское правительство. Сначала в этой войне казаки использовались как кавалерия, а потом были переведены в пехоту и служили в окопах.









   Форменные мундиры Красной Армии
  До 1943 года, во внешнем облике советского военнослужащего преобладал суровый аскетизм. Во всяком случае, по фильмам о гражданской войне, трудно было понять о том, существовала ли в Красной Армии вообще какая-либо система внешнего отличия скажем командира роты от командира взвода. Как вообще боец Красной армии, находясь, предположим в увольнении мог понять, что перед ним командир , а не курьер в кожанке на мотоцикле. Наверное, большинство людей, не сильно интересовалось подробностями, что обозначают кубари и шпалы на петлицах красных командиров в предвоенный и военный период. Не то, чтобы совсем не было интересно, а как-то в фильмах и книгах звучали привычные "лейтенант", "капитан" или "полковник". Конечно бывали ситуации, когда при чтении книги или повести на военную тематику сталкивался с фразами типа" судя по двум шпалам на петлицах это был майор...", из памяти мгновенно выскакивал привычный нам всем погон советского майора с одной звездочкой, но развитие сюжета отвлекала от вопроса, оставшегося в подсознании до лучших времен. Будем считать, что эти лучшие времена наступили.
  




 
Форменные мундиры Третьего рейха«Я шесть лет выковывал Вермахт», — сказал как-то Гитлер, имея в виду годы с 1933 по 1939, т. е. от момента своего прихода к верховной власти в Германии до начала им же мировой войны. Тем не менее, официально о создании новой армии он объявил лишь в марте 1935 года. Часто под словом «Вермахт» подразумевают только Сухопутные войска гитлеровской Германии, считая Люфтваффе и Кригсмарине самостоятельными частями ее вооружен­ных сил. Это в корне неверно. Вермахт (Wehrmacht, что означает «силы обороны») — это и есть вооруженные силы Германии 1935—1945 годов, состоявшие из Сухо­путных войск, Люфтваффе и Кригсмарине. Однако Вер­махтом не исчерпывались все вооруженные силы Рейха. К ним необходимо причислить очень многочисленную немецкую полицию, в состав которой впоследствии вхо­дили даже танковые полки. И, конечно же, войска СС.

 
Купить ссылку здесь
(Цена: 5 руб)


Поставить к себе на сайт
Яндекс.Метрика

Не зарегистрирован
[/П] [/P]





 



Реклама 


Форма белогвардейцев Северного края России

 

 Формирование вооруженных сил антибольшевистских белогвардейских правительств началось сразу же после Октябрьского переворота, В 1917— 1918 гг., в зависимости от мес та формирования, наличия добровольческого и призывного контингента, оружия и боевой техники, органов военного управления вначале создавались подразделения, затем части и соединения, которые в последующем сводились в армии. В ряде случаев сразу образовывались армейские объединения с присущими регулярным поискам характерными чертами. С конца 1918— начала 1919 гг, стали создаваться вооруженные силы различных государственных образований.

Ядром будущих войск Северной области в Архангельске явились;

а) офицерские кадры подпольной организации «Союз возрождения России» под командованием капитана 2 ранга Г.Е. Чаплина,

б) архангельские подпольщики из «Национального центра»  во главе с присяжным поверенным Н.А, Старцевым и  Беломорский конно-горский отряд, состоявший из офицеров под командованием ротмистра А.А. Берса — всего не более 300 человек. К ним также присоединились красные финны {120 человек Всего в Финском легионе было около 2 тысяч финских красногвардейцев под командованием бывшего премьера Финляндской Советской республики О.Токоя, отступивших после разгрома их белофиннами в Мурманский кран. 7 июня в Мурманске между ними и британским командованием было подписано соглашение о создании Финского легиона для обороны края от белофиннов и немцев. В августе—октябре 1918 г. легион участвовал в освобождении районов Восточной Карелии от белофиннов.) под руководством О. Токоя, 2 августа все они участвовали в увенчавшемся успехом восстании, в результате которого в Архангельск войта союзная эскадра, с разу же высадившая десант, и власть перешла к эсеровскому по-своему составу Верховному управлению Северной области (ВУСО) в о-главе с народным социалистом H.R. Чайковским. При ВУСО было образовано Военное управление (с ноября — штаб командующего войсками Северной области), а командующим всеми морскими и сухопутными вооруженными силами  ВУСО был назначен Г.Е. Чаплин.

На Мурмане высадка союзников произошла еще 6 марта 1918 г. по согласованию с Мурманским краевым советом, 7 июля 1918 г. приказом этого совета командующим русскими вооруженными силами края на нравах командующего отдельной армией, входившей в состав войск союзников, был назначен генерал-майор Н И. Звегинцев. Однако формирование русских частей шло очень медленно и осенью в Мурманском крае насчитывалось всего две роты пехоты, представлявших собой отдельные взводы. Здесь, впрочем, как и позднее везде на севере, главную роль играли англичане. Они всячески способствовали «самоопределению» части русского населения региона в «самостоятельную Карелию», располагавшую своими собственными воинскими частями. По свидетельству генерала В.В. Марушевского, «вновь изобретенные карельские части были сформированы, обучены и вооружены англичанами весьма хорошо.,.», В августе-октябре 1918 г. Карельский полк вместе с другими союзными воинскими частями принимал участие в освобождении районов Ухтинской Карелии от белофиннов. После июля 1919 г. полк был расформирован.

 

   В первые же дни августа в Архангельске было мобилизовано свыше 500 офицеров и сформировано 5русских рот, эскадрон и I-я легкая артиллерийская батарея. Они были созданы на добровольческой основе, так как  из-за отсутствия военно-призывного аппарата и отрицательного отношении сельского населения надежды на успешное проведение мобилизации не было. Одна из пехотных рот и батарея вошли в состав 1-го Русского экспедиционного отряда (или Русского экспедиционного отряда особого назначения), созданное  для преследования отступивших большевиков в августе 1918 г. Дальнейшее образование русских частей и подразделений шло медленно. На совещании у командующего союзными войсками на севере России британского генерал-майора Ф,К. Пуля было решено формировать чисто русские части и Славяно-Британский союзнический легион из русских добровольце» и британских офицеров. Одновременно из военнопленных красноармейцев создавалась Дайеровская рота, развернутая затем в одноименный полк. Представители французского командования начали организацию трех рот французского Иностранного (Русско-Француэского) легиона из русских добровольцев, преимущественно офицеров. Союзное, главным образом английское, командование оказывало вновь формирующимся русским частям и подразделениям помощь вооружением, снаряжением и обмундированием.

  Формирование Славяно-Британского союзнического легиона {из всех родов войск, причем две авиаэскадрильи составляли Славяно-Брита некий авиационный корпус) началось в Мурманском крае в конце июля — начале августа 1918 г. Он набирался из русских офицеров, по различным соображениям не желавших служить в русских частях. Все командные должности в легионе занимали английские офицеры. Как вспоминал генерал Марушевский, «Славяно-Британский легион не представлял собою строевой части в строгом смысле этого слона. К легиону относились все те офицеры, которые поступили на английскую службу с фиктивными английскими чинами… Вместе с тем, они не имели никаких прав на продолжение службы в английской армии и связаны были особыми контрактами. К этому же легиону относились и некоторые части, как, например, прекрасный артиллерийский дивизион, сформированный капитаном Рождественским, и  отряд Берса, который потом был расформирован» (летом 1919 г.).

   В августе 1918 г. началась организация штабов и формирование пехотных, кавалерийских, артиллерийских и инженерных частей. В связи с тем, что принцип «добровольческого набора на договорных началах» себя не оправдал, Верховное управление (с 9 октября — Временное правительство) Северной области приняло ряд новых актов, согласно которым вводилась всеобщая воинская повинность, объявлялся призыв всех офицеров в возрасте до 35 лет и военнообязанных 5 возрастов. Планировалось сформировать вооруженные силы численностью до 15 тысяч человек, В середине сентября генерал-губернатором и командующим русскими войсками п Северной области был назначен полковник Б.А. Дуров. Всего за три месяца после объявления мобилизации в  архангелогород ских  казармах было собрано около 4 тысяч человек. Однако части из насильно мобилизованных не отличались надежностью. Так, 11 декабря в 1-м пехотном Архангелогородском полку вспыхнул бунт, который был жестоко подавлен. С целью упорядочения формировании русских воинских частей, ВПСО 19 ноября назначило временно исполняющим должность генерал-губернатора и командующего войсками генерал-майора В.В, Марушевского. Он сумел провести перерегистрацию всех русских офицеров (около 2 тысяч), наладить работу военно-судебного ведомства, организовать переиздание уставов. Одновременно в Тарасовском и Пинежском районах, в долине р.Онеги, под Шенкурском и в других местах стали формироваться из местных крестьян белые партизанские отряды — всего более тысячи человек. Для действий в Мезенском районе из 50 милиционеров был образован партизанский отряд полковника Д.Д.Шапошникова (позднее — экспедиционный отряд Мезенского района, с 16 февраля 1919 г. — Мезенско-Печорского уездов), Кроме того, в Холмогорах, Шенкурске и Онеге создавались подразделения французского Иностранного легиона из русских добровольцев,

  В августе 1918 г. в Архангельском крае начали формироваться 1-й пехотный Архангелогородокий полк, Особый Архангельский пограничный батальон и Отдельный пехотный батальон (с 30 декабря 1918 г, — 1-й отдельный батальон Северной области) — в г. Шенкурске. С 29 октября в Кеми формировался 2-й пехотный Мурманский полк. В конце декабря в Холмогорах создавался 2-й отдельный, а в Онеге — $-й отдельный батальоны Северной области. В августе 1918 г. уже существовали 1-й конный и Конно-горский (бывший Беломорский) отряды и формировался беломорский конный полк. 10 августа Конно-горский отряд был включен в состав Беломорского конного полка, который затем был переименован в Кавказско-казачий отряд, а позднее расформирован. В конце сентября создавался 1-й драгунский Архангелогородокий полуэскадрон, окончательно сформированный к 9 ноября.

  2 октября 1918 г, 1-я легкая артбатарея была включена в состав  Отдельного легкого артдивизиона и начато создание 2-й одноименной батареи. 10 октября началось формирование Отдельной полевой и 1-й отдельной тяжелых батарей. 26 ноября из Отдельного легкого артдивизиона и 1-й отдельной тяжелой батареи была создана Архангельская артбригада. 22 декабря бригаду переименовали и 1-й отдельный артдивизион, была начата организация 2-го одноименного дивизиона и 2-й отдельной тяжелой батареи, К 9 ноября в Архангельске была завершена организация Автомобильной роты, развернутой к концу марта следующего года я Автомобильный дивизион.

  Численность войск Северной области постоянно менялась в зависимости от успешного проведения мобилизаций и хода боевых действий на фронте. По английским данным, к концу 1918 г. русские части Архангельского фронта включали 2715 человек, из которых было 1700 штыков, а Мурманского — 4441 человека, в том числе 3500 штыков — всего 7156 человек, из них 5200 штыков. В начале 1919 г. войска Северной области насчитывали около 5400 штыков и сабель, в том числе в Архангельске (1-й пехотный Лрхангелогородскии полк) — 2000 (кроме того, в городе находились запасные подразделения 1-го артдивизиона,  драгунский полуэскадрон, саперная полурота и автомобильная рота), на Мурмане — 280 штыков и сабель (всего 1 батальон)- и в районе р. Онеги — 300 штыков ( рота) и 100 партизан, н. Селецком районе — 200 штыков (1 рота) и более 600 тарасовских партизан, на двинском направлении — офицерская добровольческая рота и 1-й артдивизион (около 400 штыков и сабель), на р. Пинеге — батальон пинежских партизан (до 400 штыков) и в Мезенско-Печорском районе — около 600 штыков.

  К концу января в войсках всего было 5 300 человек, из них 5 100 штыков и сабель. В марте численность войск выросла до 15 000 штыков и сабель. В середине апреля в Архангельской группе насчитывалось всего 18 500, а в Мурманской — 6 000 человек. В январе 1919 г, генерал-губернатором Северной области стал генерал-лейтенант К,К, Миллер, а  Марушевский остался командующим русскими войсками области с правами командующего армией. 10 июня Верховный правитель России и Верховный главнокомандующий Русской армией адмирал А.В. Колчак назначил Миллера «Главнокомандующим всеми сухопутными и морскими вооруженными силами России, действующими против большевиков на Северном фронте». Вследствие разобщенности войск Северной области, удаленности их друг от друга и трудности управления ими из Архангельска, из частей, действовавших в одном регионе, были сформированы оперативные соединения — районы, во главе со своими штабами.

  3 марта образованы Двинский (4-й  и  7-й Северные стрелковые полки и Особый Шенкурский батальон), Мезенско-Печорский (на базе отряда полковника Шапошникова; 4 апреля район был разделен  на Чублажский. Важский и Койнасский участки, 10 июля — на Мезенский и Печорский районы, а 11 августа Мезенский район был влит к Пинежско-Меэенский район, Онежский (5-й Северный стрелковый полк — до конца июля) и Пинежский (с 7 июля командующему районом генерал-лейтенанту П.П.Петренко в оперативном отношении были подчинены войска Мезенско-Печорского района, с 11 августа все эти районы были объединены и Пннеж-ско-Мезенский район, в который входили 1-й, 8-й и 10-й Северные полки) районы. 21 апреля был создан Железнодорожный (позднее основу его составила 3-я Северная стрелковая бригада: с 30 октября командующем)  районом генерал-майору А.А.Мурузи были подчинены и войска Селецкого района), I июня — Мурманский (позднее в него вошли 5-я и G-я Северные стрелковые бригады), а 10 июля — Печорский районы. В марте началось создание Северных стрелковых полков. Однако, их временный штат был утвержден генералом Миллером только 25 мая. В состав полка входили: штаб, чины, состоявшие при нем и в лазарете, 3 батальона по 4 роты в каждом, 3 батальонных пулеметных команды, полковые команды: музыкантская, комендантская, связи, конных ординарцев, пеших разведчиков и нестроевая рота. Всего в полку должно быть 90 офицеров,10 военных чиновников, 2 540 строевых и 366 нестроевых чинов — всего 3 006 человек. Однако практически все полки были неполного состава,

 16 марта 1919 г. пехотные 1-й Архангелогород ский  и 2-й Мурманский полки, а также 1-й отдельный батальон Северной области были переименованы в 1-й. 2-й и 3-й Северные стрелковые полки. 21 апреля  2-й отдельный батальон Северной области был переформирован в 4-й Северный стрелковый полк. Созданные и Чекуево роты и образованный в Онеге 3-й отдельный батальон с 1 мая вошли в 5-й Северный стрелковый полк. 6 мая из рот 1-го Северного полка в Железнодорожном районе был сформирован -6-й, 17-го из Отдельного батальона Селецкого района (тарасовских партизан) — 7-й, а 25 мая  из отрядов, рот и команд русских войск в Пинежском  районе — 8-й Северные стрелковые полки. С 15 июля начали формироваться 9-й (в Мурманске) и 10-й (из партизанских отрядов Народной армии Печорского уезда и отряда штабс-капитана ГП.Алашева (войск Мезенско-Печорского района)).  Северные стрелковые полки. 18 июля Отдельный стрелковый батальон был развернут в 11-й Северный стрелковый полк.

  10 марта 1919 г. уже существовавший Славяно-Британский эскадрон был переименован в 1-й эскадрой особого назначения (с 23 марта именовался Важским эскадроном Славяно-Британского легиона).   К середине марта  был создан и 2-й эскадрон особого назначения, 16 марта 1-й драгунский Архангелогородск ий полуэскадрон был переформирован в  переименован в 1-й Северный драгунский эскадрон, тогда же из него было выделено два взвода па формирование 2-го одноименного эскадрона, окончательно созданного в начале май. В конце мая началось формирование Северных стрелковых бригад. В  состав каждой входили два стрелковых полка, кавэскадрон, артдивизион и инженерная рота. Кроме того, на позициях бригадам иногда придавались и другие воинские части.

  Во 2-ю Северную стрелковую бригаду с 30 мая вошли 3-й и 4-й Северные стрелковые полки (5 сентября из нес был выведен 3-й. а включен 7-й полк), 20 июня в состав бригады были также включены 2-й Северный драгунский эскадрон, 1-й отдельный артдивизион и 1-я отдельная тяжелая батарея. Одновременно со 2-й была создана 3-я Северная стрелковая бригада в составе 5-го и 6-го полков. 21 июля в нее вошли также 2-й отдельный артдивизион, 1-я траншейно-мортирная батарея и 1-я полевая инженерная рота. 19 июня 1919 г. началось формирование 3-го отдельного артдивизиона» а позднее и 4-го. 7 июля  была сформировала 1-я отдельная легкая батарея. К концу августа инженерные войска включали 2 отдельных полевых инженерных роты, 2 рабочих батальона (сформированных из разоруженных 1-го и 2-го батальонов Славяно-Британского легиона) и более 3 отдельных рабочих рот. 27 августа Олонецкий Славяно-Британский полк был переименован в 12-й Северный стрелковый полк, а в сентябре был сформирован 13-й Северный стрелковый полк.

  25 июля была начата организация Архангелогородского запасного полка, 22 августы — Особой Шенкурской и 27-го — Особой Вычегодской добровольческих рот. Летом была создана 4-я Северная стрелковая бригада. 21 июля 2-й и 9-й Северные стрелковые полки вошли в состав 5-й, а 27 августа 11-й и 12-й полки — 6-й бригад (обе они и вновь сформированный 15-й полк действовали в Мурманском районе). В декабре был образовал 14-й, а в начале февраля 1920 г. начал формироваться 15-й полк (входил в состав войск Онежского района).

  На вооружении личного состава Северных стрелковых полков состояли русские 3-линейные винтовки образца 1891 г., изготовленные в Англии, а также британские 10-эарядные винтовки системы Ли-Энфильда; пулеметы систем Виккерса, Кольта, Гочкнса, Льюиса и Шота; ручные гранаты английской системы Мильса и французские, кроме того, имелись французские винтовочные гранаты; русские и английские (системы Стокса) бомбометы калибра 76,2 мм (в траншейных и мортирных батареях). Северные драгунские эскадроны были вооружены пехотными винтовками русского образца (драгунских винтовок не было), шашками (их было весьма незначительное количество) и ручными пулеметами Льюиса,

  Артиллерийские легкие батареи имели на вооружении б французских 75-мм орудий и 12 пулеметов Льюиса, тяжелые батареи — по 2 русских 152,4-мм гаубицы и 4 французских 155-мм пушки, а также пулеметы Льюиса (по 5 каждого типа). Кроме того, имелись и английские орудия, но их число и калибр неизвестен.

  Что касается бронетехники, то к концу мая 1919 г, русские войска располагали уже двумя блиндированными поездами — 1-м («Адмирал Колчак») и 2-м («Адмирал Непенин») блиндированными поездами Северной области (оба вооружены морскими орудиями и укомплектованы личным составом из офицеров флота); позднее были сформированы еще два: «Генерал Деникин» и «Губа».   Осенью, после эвакуации англичан, передавших два из шести своих танков белым, в составе войск Северной области был образован танковый отряд из 1 тяжелого («MW») и I среднего («МкВ») танков. Имелось так же несколько бронеавтомобилей («Единая Россия» и др.).

  После того как стало ясно, что английские войска, до того несшие службу и по обслуживанию железных дорог, вскоре покинут Северную область, русское командование приступило к созданию собственных железнодорожных подразделений, 14 августа 1919 г, началось формирование Отдельной железнодорожной роты, а 19 августа Железнодорожная рота Славяно-Британского легиона была переименована и 1-ю Северную железнодорожную роту;

  В период с августа 1918 г. по сентябрь 1919 г. все авиационные части на севере России подчинялись английскому командованию. Весной 1919 г. Славяно-Британский авиакорпус был реорганизован в 3 дивизиона, причем 1-м {в составе 2 отрядов) командовал русский военный летчик, тогда майор британских ВВС, А.А. Казаков. После эвакуации союзников вместе с ними уехало значительное количество русских авиаторов. Из оставшихся летчиков осенью 1919 г.были сформированы Мурманский авиационный дивизион (в том числе в него входил и 1-й Северный авиаотряд) под командованием полковника  Барбаса и Гидроотряд  под командованием лейтенанта Краевского, вместе насчитывавшие 22 самолета. В июле численность русских войск в Северной области достигла 25 тысяч человек (из них 14 тысяч бывших красноармейцев). Войска испытывали крайнюю нужду в офицерах. Летом 1919 г, удалось набрать за рубежом и на юге России всего около 700 офицеров и чиновников. Для подготовки офицеров были организованы Артиллерийская офицерская, офицерские пехотная и сигнальная школы, имелись также телеграфно-телефонная школа службы связи и Архангельская пулеметная школа.

  Летом 1919 г. боеспособность войск Северной области стала резко ухудшаться. В июле в 5-м Северном стрелковом полку  3 тысячи пехотинцев и  тысяча военнослужащих других родов войск с четырьмя 75 мм орудиями перешли на сторону большевиков», впоследствии участились случаи дезертирства, убийства офицеров и союзных солдат, неповиновение приказам, Всего же с 29 августа 1918 г. по 29 августа 1919 г. произошло 18 выступлений русских солдат против командования. Генерал Э. Айронсайд, командующий войсками союзников на севере России; телеграфировал в Военное министерство Великобритании: «Состояние русских войск таково, что все мои усилия по укреплению русской национальной армии обречены на неудачу. Необходимо теперь же эвакуироваться как можно скорее, если только численность британских сил здесь не будет увеличена». Это повлияло на решение об эвакуации британских войск с Русского Севера. 27 сентября последние их части покинули Архангельск,  а 12 октября — Мурманск.

  Перед уходом британских войск русские насчитывали около 25 тысяч человек, из них на фронте находилось 12 тысяч. Ввиду значительной убыли в личном составе из-за падения дисциплины в войсках. ВПСО 25 августа объявило призыв еще 5 возрастов. К 1 февраля 1920 г. в войсках Северной области насчитывалось 1192 офицера, 39822 строевых и 13456 нестроевых нижних чинов — всего более 54,7 тысяч человек при 161 орудии и 1,6 тыс пулеметах, В том же месяце, после падения Архангельска, белая армия на севере России прекратила свое существование. Её части не отличались высокой боеспособностью, несмотря на достаточное количество вооружения и боеприпасов. Большинство рядового состава войск области разошлось по домам или перешло на сторону большевиков, а офицерского (до 1,5 тысяч) — попало в плен и позднее было расстреляно.

  Присутствие на Севере значительного иностранного контингента дало возможность белым создать свои вооруженные силы. Слабость их в военном отношении была предопределена как наличием в составе подавляющего большинства насильно мобилизованных и бывших военнопленных красноармейцев, так и нехваткой опытного офицерского состава,

 УНИФОРМА

  В  приказе временно командующего вооруженными силами Мурманского края А. Гапонова о формировании мурманской армии за № Н от I августа 1918 г, отмечалось, что «...б) Обмундирование будет доставлено британским правительством и будет такое же, как у британских солдат, с некоторыми отличительными знаками». По свидетельству генерала Марушевского, «на фуражках эти войска носили Андреевский крест, сделанный из жести. Погон у офицерского состава не было».

Карельские части в Мурманском крае

Как вспоминал В.В, Марушевский, форма карельских частей «была совершенно как и в британской армии, но в виде отличия они носили на фуражке медный «трилистник». Карельский  флаг  также состоял на трилистника на оранжевом поле».

Славяно-Британский союзнический легион

  В соответствии с приказом А. Гапонова от 1 августа 1918 г (§ 4), чинам легиона  будет присвоена форма британской армии без отличительных знаков, присвоенных мурманской армии...». В действительности  русский личный состав легиона носил британскую солдатскую форму. По свидетельству В.В. Марушевского, «все они носили английскую форму; за исключением лишь герба на фуражке, и имели отличительные знаки английских офицеров» , На фуражках легионеры имели русские кокарды, а летчики Славяно-Британского авиационного корпуса вместо них — спецзнак образца 1914 г., носившийся на погонах русских военных летчиков (орел с распростертыми крыльями, в лапах которого были скрещенные меч и пропеллер), а  на подбородном ремешке фуражки — диагональную (сверху справа налево вниз) ленточку русских национальных цветов (справа налево: красн о-сине-белого),

Русские подразделения французского Иностранного легиона

Русско-французски й л е г и о н

Их личный состав носил французскую форму одежды, берет, на воротнике — петлицы к виде русского трехцветного флага.

Войска Северной области

Приказ командующего вооруженными силами ВУСО капитана 2 ранга ГК, Чаплина  от 3 августа 1918 г. гласил:

«По соглашению с Верховной властью Северной области объявляю по вверенным мне вооруженным силам:

1)      Всем военнослужащим возвращаются чины и звания.

2)      Ношение офицерами погон старого образца запрещается

3)      Впредь до особого разъяснения о форме одежды воинским чинам формируемой народной армии предлагаю:

а) Офицерские чины отличаются галунами (тесьмою) но общему примеру Морского ведомства, но без закруглений,

6)Воинские звания отличаются узкими галунами из красной тесьмы по обшлагу:

фельдфебель — 1 широкая, старший унтер-офицер — 3 , узкие младший унтер-офицер — 2 узкие ефрейтор — 1 узкая».

  8 августа вышло постановление ВУСО «Об отличительных знаках Российской армии», значительно дополняющее и расширяющее приказ от 3 августа:

§1  Вследствие невозможности снабдить воинских чинов действующей армии русской форменной одеждой одинакового образца и покроя, устанавливаются следующие отличительные знаки Российской армии Северной области: по фуражке вокруг тульи и на рукавах кругом обшлага — цветная тесьма по цвету прибора, у генералов — галунная. На фуражке — кокарда русского образцу

§2. На шинелях, рубахах и кителях всем воинским чинам иметь одинаковые наплечные знаки из того же материала  как и одежда, с пуговицей около воротника,

§3. Отличия чинов устанавливаются на правом рукаве — углами из тесьмы, а для генералов — из галуна.

Унтер-офицер

Взводный  между        локтем и кистью углом вниз, тесьма шириной ¼ вершка

Фелъдфебель     

Подпоручих

Поручик                  между плечом и локтем углом вверх,

Штабс-капитан   тесьма шириной 1/4 вершка

 

капитан

Подполковник                  между плечом и локтем углом вверх,

Полковник              тесьма шириной       1/2  вершка

 

Генерал-майор         между плечом и локтем углом вверх.

Генерал-лейтенант   галун шириной  1/2  вершка

Генерал

 

§4. Цвет тесьмы для пехоты и конницы: первые полки — белый, вторые — синий, третьи - красный. Для артиллерии — черным, для инженерный войск — зеленый, для рабочих батальонов — желтый.

§5. Установление знаков отличия по специальностям предоставляется начальнику Военного отдела Верховного управления Северной области» В тот  же день в формировавшихся частях и подразделениях 1-го пехотного  Архангелогородского и Беломорского конного полков и 1-й легкой артбатареи было введено британское обмундирование. 15 августа ус тановлены: оклады содержания офицерам и чиновникам военного ведомства, причем подчеркивалось, что «кроме означенного содержания каждый из военнослужащих получает на себя паек натурой и обмундированием...». Приказом Чаплина за № 10 от 1У августа было объявлено исправленное и дополненное постановление ВУСО о форме одежды от 8 августа.

Его текст гласил:

 

1) Вследствие невозможности снабдить воинских чинов действующей армии русской форменной одеждой одинакового образца и покроя, устанавливаются следующие отличительные знаки Российской армии Северной области: На фуражке вокруг верхнего канта тульи и на рукавах кругом обшлага — цветная тесьма — по цвету части, а у генералов — галунная (золотая или серебряная), на фуражке кокарда русского образца.

 

2) Ни шинелях, рубахах и кителях всем воинским чинам иметь одинаковые наплечные знаки из того же материала, как и одежда, с пуговицей около воротника.

 

3) Отличия чинов устанавливаются на правом рукаве — углами из тесьмы, а для генералов — из галуна.

 

Уктер-фицер       между локтем и кистью тесьмой углом вниз шириной 1/4 вершка

Взводный                    и длиной 2 вершка

Фельдфебель     

 

 

Прапорщик

Подпоручик       между локтем и локтем  углом вверх тесьмойшириной 1/4 вершка

Поручик                     и длиной 2 вершка

Штабс-капитан

                           

 

Капитан                    между локтем и локтем  углом вверх тесьмойшириной 1/2 вершка

Подполковник          и длиной 2 вершка

 Полковник        

 

 

Генерал-майор         между плечом и локтем углом вверх.

Генерал-лейтенант   галун шириной  1/2  вершка

Генерал

 

 

4.) Цвет тесьмы для пехоты и конницы: первые полки — белый, вторые — синий, третьи - красный. Для артиллерии — черным, для инженерный войск — зеленый, для рабочих батальонов — желтый.

 

5) Цвет тесьмы для чипов Генерального штаба черный бархатный, белый аксельбант на правом плече и установленный ученый знак.

 

6) Для чинов штаба цвет тесьмы лиловый.

 

§2.

 

Всем подчиненным мне частям п учреждениям принять §1 настоящего приказа к исполнению. Лицам, не находящимся на военной службе в подведомственных мне частях, ношение формы воспрещаю».

 

25 сентября было опубликовано очередное постановление ВУСО «О форме одежды для русских войск», доведенное до войск Северной области только 22 октября приказом за № 36. подписанным командующим войсками Генштаба полковником Б,А. Дуровым:

 

«Впредь до установления общей для всей Русской армии формы одежды, в отмену и изменение всех ранее изданных па этот предмет постановленнft и распоряжений, Верховное управление Северной области постановляет:

 

Принять для всех частей войск, управлений» учреждений и заведений военного ведомства форму одежды английского образца без существующих в английской армии отличий, кои соответственно заменить следующим образом:

 

1. На головном уборе иметь кокарду русских национальных цветов (см. рисунок 3, таблица V).

 

2. Па передней части воротника мундиров и шинелей иметь отличительные (К приказу были приложены рисунки образцов отличительных знаков для воинских чинов русской армии на обмундировании британского образца) знаки разных родов войск размером 2/з вершка, причем знаки эти нашиваются из черного сукна, а у офицеров и классных чинов вышиваются черной гладью.  Знак пришивается на расстоянии 1/2 вершка от застежки воротника {см. рисунок 7, таблица IV). На обоих рукавах иметь черные наживки для отличия чипов и званий. Соответственно чинам и званиям число нашивок и их размеры устанавливаются:

а)Ефрейтор — одна узкая, шириною 1/8 вершка,

б)Младший унтер-офицер — две узких, каждая шириною 1/8 вершка.

в)Старший унтер-офицер - три узких, каждая шириною 1/8  вершка.

г)Фельдфебели - четыре узких, каждая шириною 1/8  вершка.

д)Подпрапорщик - пять узких, шириною  1/8  вершка.

е)Прапорщик — одна полоса шириною 1/4 вершка и ниже ее полоса шириною 1/8 вершка.

ж)Подпоручик — одна полоса шириною 1/2 вершка и ниже се полоса шириною 1/8  вершка.

з)Поручик — одна полоса шириною 1/2 вершка и ниже ее полоса шириною 1/4 вершка.

и)Штабс-капитан — одна верхняя шириною 1/2 вершка и две шириною 1/4 вершка.

к) Капитан — одна верхняя шириною 1/2 вершка и три шириною 1/4 вершка..

л)Подполковник — две шириною пo 1/2 вершка.

м)Полковник — три шириною по 1/2 вершка.

н)Генерал-майор — три широких полосы по 1/2 вершка и сверху шестиконечная звезда.

о) Генерал-лейтенант — три широких полосы по 1/2 вершка и сверху две шестиконечных звезды рядом на расстоянии 1/2 вершка одна от другой.

н)Полный генерал — три широких полосы но 1/2 вершка и сверху  три шестиконечных звезды, расположенные треугольником, расстояние между вершинами которых 1/2  вершка, а основание параллельно верхней нашивке.

р} Статский советник — две шириною пo 1/2 вершка и сверху шестиконечная звезда,

4,Офицерские чины и строевые солдатских званий имеют верхнюю нашивку с завитком, гражданские же чины и нестроевые солдатских званий (сравнение и табели чинов, должностей и плат) имеют те же нашивки  без завитков. Звезды у генеральских чинов нашиваются над завитком на расстоянии 1/2 вершка.

5,Нашивки нашиваются так, чтобы между краями нижней нашивки и рукава мундира было 2 и 1/4 вершка, а на шинели, выше обшлага рукава — на 1/4  вершка. Расстояние между нашивками у солдатских званий (п.п. а, б. в, г и д) устанавливается в 1/8  вершка, а у офицерских и классных чинов — в 1/4 вершка. Нашивки нашиваются у ефрейторов, унтер-офицеров и фельдфебелей в половину рукава, от шва до шва с передней его стороны: у всех прочих — вокруг всего рукава,

6,Нашивкн иметь из тесьмы или сукна за исключением тех, кому ранее был присвоен бархат (артиллерия, инженерные войска и др.), а также медицинским врачам, коим нашивки иметь бархатные.

7,      Нашивки о ранениях - ранее установленного образца, но они нашиваются выше локтя левой руки на 2  вершка

8,      Пуговицы офицерским и классным чинам (п.п. от е до р) — кожаные, костяные или обшитые коричневой материей.

9,      Снаряжение английского образца.

10,    Шпоры носить тем, кому в строю положено быть верхом.

11,    Аксельбанты отменяются,(Офицеры Генерального штаба должны были иметь спецзнаки в виде венков из лавровых веток, в центре которых располагались отличительные знаки частей, в которых служили офицеры).

 

  Столь частые изменения и дополнения различных приказов и постановлений неизбежно приводили к путанице и хаосу в ношении формы одежды и знаков различия военнослужащими. Поэтому в «Вестнике ВПСО»  от 16 октября 1918 г. (с.1), было дано необходимое объяснение: «Начальник канцелярии Управления командующего войсками Северной области объявляет, что распоряжение об опубликовании ПРИКАЗА Командующего русскими вооруженными силами от 19 август 1918 г за № 10 « О форме одежды воинских чинов» было дано ошибочно канцелярией Управления и вышеупомянутый приказ, опубликованный п «Вестнике ВПСО», № 4 силы не имеет как отмененный постановлением Верховного управления от 25 сентябри 1018 г.».

 2 ноября комендант Архангельска полковник Трагер направил начальнику  Управления командующего войсками Северной области рапорт, где просил указаний «кто может носить офицерскую форму до большевистского переворота в настоящее время, включая погоны прежнего образца, и какую форму могут носить офицеры и классные военные чины в  отставке, а также могут ли носить прежние погоны наши офицеры, состоящие на английской службе». 4 ноября временно исполняющий должность (врид) начальника Управления командующего войсками Северной области Генштаба подполковник В.А. Жилинский сделал на этом рапорте надпись; «Прошу дать все справки относительно формы одежды».

б ноября начальник строевого отделения Управления командующего войсками Северной области полковник Коновалов на имя начальника того же управления направил рапорт следующего содержания:"Начальник санитарно-ветеринарного отделения и одновременно комендант города возбудили вопрос о форме одежды и оружии для офицеров, чиновников, врачей и писарей. Приказ по военному ведомству 1910 г. №111, совершенно не предусматривая формы одежды для врачей и военных чиновников, одновременно с тем не подходит к современному положению вещей и как руководящий не может быть принят. Приказа же по военному ведомству 1911 г, № 319 в Управлении не имеется, а последняя офицерская форма, установленная приказом по военному ведомству 1913 г. № 175 еще по время его выпуска считалась совершенно неудовлетворительной. Принимая во внимание современное политической положение, вопрос этот еще более осложняется ношением некоторыми офицерами погон прежнего  образца. Полагал бы вопрос о форме одежды и оружии разрешить выработкой совершенно нового положения, в связи со временем получения всеми офицерами, состоящими на действительной военной службе, однообразного английского обмундирования. Обращаясь к вопросам, выдвинутым комендантом города, полагал бы возможным разрешить их следующим образам:

1)Вопрос о праве ношения офицерской формы (исключая погоны) — разрешить утвердительно, подтвердив приказ командующего вооруженными силами от 3 aвгуста  1918 г. в смысле запрещения погон старого образца.

2)Офицеры         и классные чины в отставке могут донашивать ту же форму, но тоже без погон.

3)Офицерам, состоящим на службе к каких-либо иностранных войсках, воспретить  ношение старых русских погон.

4)Офицеры и классные чины, состоящие на действительной военной службе и получившие однообразное английское обмундирование, должны на службе и занятиях быть в этом обмундировании  с отличительными знаками согласно приказу войскам Северной области №36 от 22 октября 1918 г. Вне службы и занятий им разрешается быть в штатском платье,  но без смешения штатского с военным. Полагал бы полезным распространить это и на солдат.

5)Холодное оружие офицерам, имеющим таковое, полагается носить только в строю, вне строя разрешается иметь револьвер с соответствующим разрешением на права его ношения.

6)Врачам , фармацевтам и военным  чиновникам не полагается холодное оружие,  а разрешается иметь револьвер, тоже с соответствующим разрешением.

7)Фельдшерам и писарям никакого оружия не положено».

 В тот же день на этот доклад  начальник  Управления командующего ложил резолюцию: «Вопрос о форме одежды будет рассмотрен в ближайшие дни особой комиссией».

7 ноября врид командующего войсками контр-адмирал Н.Э. Викорст дал приказ за .№ 47: «Я имею целый ряд данных утверждать, что многие недоразумения меж военнослужащими, имевшие место в последнее время, происходили из-за того, ч до сих пор остается не вполне решенным вопрос о форме одежды. Чтобы устранить эту причину, приказываю собрать комиссию, которая должна  пересмотреть вопрос о форме одежды для военнослужащие формируемой Северной области армии и  свое заключение представить мне для необходимых дальнейших распоряжений.

  Комиссий собраться на первое заседание 9 ноября л 12 часов в Управлении командующего войсками Северной области (набережная Северной Двины, д.№ 55 и закончить работу в кратчайший срок. В состав комиссии назначаются:

—Инспектор войсковых частей Северной области

—Начальник Управления кома и дующего войсками Северной области

—Начальник интендантского отделения того же Управления

—От 1-го пехотного Архангелогородского полка — командир полка и 2 обер -офицера

—От 1-го отдельного артиллерийского дивизиона — 1 штаб-офицер и 1 обер -офицер

—От 1-го Архангелогородского драгунского полуэскадрона и от Автомобильной роты — по 1 обер-офицеру

Комендант г, Архангельска и по 1 представителю от Управления генерала  для поручений при Главнокомандующем и от Офицерской школы на Бакарице,

Председательствовать в  комиссии старшему в  чине».

9 ноября начальник канцелярии Управления командующего войсками Северной области генштаба подполковник Л. В. Костанди направил начальнику одноименного Управления следующий доклад: «По вопросу о форме одежды формирующихся частей считаю необходим доложить  нижеследующее:

1) Важнее всего не то, какая будет форма одежды у офицера, а то, чтобы офицер имел во что одеться, чтобы ему была выдана установленная для него форма одежды, Прежде всего, следовательно, необходимо разрешить  вопрос о том, как осуществить снабжение офицеров обмундированием не солдатского образца,  а офицерским ,  вопрос же об украшении этого обмундирования какими бы то ни было отличиями не имеет существенного  значения.

 Для офицера, никаких средств не имеющего, любое украшение и отличие толь тогда приемлемо, когда он имеет физическую возможность одеться по-офицерски,

2)Кроме того, форма одежды офицера должна быть сходной по покрою с офицерской формой союзных армий для того, чтобы не только русский, но и союзный солдат признавал и нем офицера.

3)Необходимо строго преследовать появление офицеров не но форме одетых на улицах и в публичных местах, установив  как правило — либо форме одежды, либо в статском костюме. Это возможно пронести в жизнь только при выполнении  указанного в 1 пункте.

Возвращение  погон и любом их виде слишком запоздало, это необходимо было сделать одновременно с возвращением  чинов. Теперь это поведет к опасному возбуждению в солдатской среде,  а потому от этого следует воздержаться». На этом докладе рукой подполковника Жилинского сделана надпись: «Председатель комиссии настоящий рапорт видел. 10/XI».

  В тот же день врид начальника военно-санитарного отделения Управления командующего войсками области коллежский советник Шарин и помощник начальника отделения по ветеринарной части надворный советник Таркин подали врид начальника Управления командующего войсками следующий рапорт: «Ввиду того, что в комиссию по вопросу о форме одежды для воинских чинов Северной области (приказ по войскам Северной области с.г. за № 47) не вошел ни один из представителей военно-санитарно-ветеринарного ведомства, я  решил представить свои соображения о форме одежды для подведомственных мне чинов с указанием отличительных знаков применительно приказа по войскам Северной области от 22 октября с.г, за №36 на благоусмотрение комиссии». 9-го числа на рапорте начальник Управления командующего войсками оставил надпись: «Председатель комиссии настоящий рапорт видел». К рапорту Шарина и Таркина были приложены два проекта отличительных знаков — по ученым степеням и званиям чинов военно-медицинского ведомства и низшему медицинскому и ветеринарному персоналу военного ведомства. Согласно первому из них, отличительные знаки в соответствии с учеными степенями и званиями должны быть следующими:

1. Доктор медицины. На передней части воротника мундиров и шинелей иметь вышитый темно-синим шелком лавровый венок, а в середине его — чашу со змеей, причем чаша вышивается желтым шелком, а змея — голубым. Нашивки на рукавах мундира и шинели — по имеющемуся чину, а если такового не имеется, то по чину коллежского ассесора, т.е. по первому чину, который присваивается этим лицам по образованию.

2.Магистр ветеринарных наук. На передней части  воротника мундиров и  шинелей иметь вышитый синим шелком лавровый венок, а в середине eго — желтым шелком монограмму «М.В.Н.» (как установлено в ученом значке). Нашивки на рукавах мундира и шинели — по имеющемуся чину, а если такового нет, то по чину титулярного советника, т.е. по первому чину, который присваивается этим лицам по образованию,

3.Магистр фармации. На передней части воротника мундиров и шинелей иметь вышитый черным шелком лавровый венок, а в середине его — желтым шелком монограмму «М.Ф.» (как установлено в ученом значке). Нашивки на рукавах мундира и шинели — по имеющемуся чину, а если такового нет, то по чину титулярного советника, т.е. по первому чину, который присваивается этим лицам по образованию.

4.Врачи (имеющие ученую степень лекаря). На передней части воротника мундиров и шинелей иметь вышитый темно-синим шелком лавровым венок, а в середине его — чашу со змеей, причем чаша вышивается черным шелком, а змея — белым. Нашивки на рукавах мундира и шинели — по имеющемуся чину, а если такового нет. то по чину титулярного советника, т.е, по первому чину, который присваивается этим лицам по образованию.

5.Ветеринарные врачи. На передней части воротника мундиров и шинелей иметь вышитый синим шелком лавровый венок, а в середине его монограмму «В.В,» (как установлено в ученом значке). Нашивки на рукавах мундира и шинели - по имеющемуся чину, а если такового нет, то по чину коллежского секретаря, т.е.  по первому чину, который  присваивается по образованию.

 6. Провизоры (чиновники, ответственные ли доставку лекарственных препаратов). На передней части воротника мундиров и шинелей иметь вышитый черным шелком  лавровый венок, а в середине его - монограмму, состоянию из ромба и буквы «П.- (как установлено в ученом значке), причем ромб вышивается белым шелком, а буква — черным. Нашивки на рукавах мундира и шинели - по имеющемуся чину, а если такового нет, то по чину коллежского секретаря, т.е.  по первому чину, который  присваивается по образованию.

7.Помощники провизоров. На передней части воротника мундиров н шинелей иметь вышитой черным шелком монограмму из  букв «П.П». Нашивки на рукавах мундира и шинели - по имеющемуся чину, а если  такового нет, то по чину коллежского регистратора.

8.Лекарские помощники. На передней части воротника мундиров и  шинелей иметь вышитую черным шелком чашу и змею, но без лаврового венка. Нашивки на рукавах мундира и шинели — по имеющемуся чину, а если такового нет, то по чину коллежского регистратора.

9.Ветеринарные помощники. На передней части воротника мундиров и шинелей иметь вышитой сипим шелком монограмму из букв «В.П.».  Нашивки на рукавах мундира и шинели — по имеющемуся чину, а если такового нет, то по чину коллежского регистратора.

Примечание: Нашивки на рукавах мундиров и шинелей иметь докторам медицины и лекарям из темно-синего бархата, магистрам ветеринарных наук, ветеринарным врачам н ветеринарным помощникам - из синего сукна, магистрам фармации, провизорам, помощникам провизоров и лекарским помощникам — из черного сукна».

Второй проект касался отличительных знаков низшего медицинского и ветеринарного персонала военного ведомства;

«1. Войсковые фельдшеры. Нашивки на рукавах мундиров и шинелей иметь как у старших и младших унтер-офицеров, но без завитков; кроме того, на левом рукаве мундиров и шинелей иметь по  образцу английскому — на белом фоне красный крест.

2. Санитары. Форма обмундирования рядовых с отличием как у войсковых фельдшеров.

3.Ветеринарные фельдшеры. Нашивки на рукавах мундиров и шинелей иметь как у старших и младших офицеров, но без завитков; кроме того, на левом рукаве мундиров и шинелей на белом круге иметь печатными буквами «В.Ф.» синего цвета.

4.Кузнецы. Нашивки на рукавах мундиров и шинелей иметь как у старших и младших унтер-офицеров, но без завитков; кроме того, на левом рукаве мундиров и шинелей на белом круге иметь форму подковы синего цвета.

5.Ветеринарные санитары. Форма обмундирования рядовых с отличием — на левом рукаве мундиров и шинелей иметь белый круг и в середине его — печатную букву «С» синего цвета.

Примечание: Отличительные знаки на воротниках мундиров и шинелей всех вышепоименованных чинов присваиваются по той части, в коей они состоят».

 10 ноября генерал от инфантерии С.С. Саввич направил командующему войсками рапорт с представлением постановления комиссии,  собранной «для пересмотра вопроса о форме одежды дли военнослужащих армии, формируемой в Северной области», На нем подполковник Жилинский написал: «Отд(еление) Ген(ерального) Шт(аба). Командующим войсками I3/XI доложено Г[лавнокомандую]щему и им одобрено. Заготовить доклад Врем[енному] правительству и приложить проект постановления.

Текст постановления гласил: «Комиссия, собранная на основании приказа войскам Северной области от 7 ноября 1918 г. № 47, § 1 под председательством генерала для поручений при Главнокомандующем генерала от инфантерии Саввича, в составе членов:

Командующего 1-м пехотным Архангелогородским полком полковника Шевцова [И.Я.], '

Коменданта г. Архангельска полковника Трагера.

Помощника  начальника военных школ полковника  Вуличевича (Б.Н.],

Начальника интендантского отделения Управления командующего войсками Северной области полковника  Коль чицкого.

Инспектора войсковых частей Северной области войскового старшины Дилакторского [ПА],

Временно исполняющего должность начальника Управления командующего войсками Северной области Генерального штаба подполковника Жилинского [B.A.),

Командующего 1-м отдельным легким артиллерийским  дивизионом подполковника  Зеленова (Н.П.]

Начальника артиллерийских школ подполковника Барбовича [Н.П.],

Командующего отдельной тяжелой батареей капитана Бриммера [А.М.],

1-го пехотного Архангелогородского полка капитана Груздева и штабс-капитана Александрова,

Автомобильной роты штабс-капитана Дес-Фонтейнеса,

!-го  Архангелогородского  драгунского полуэскадрона подъесаула Бородина,

рассмотрев вопрос о форме одежды для военнослужащих армии, формируемой и Северной области, признала: ходатайствовать перед командующим войсками о необходимости испросить у Временного правительства, впредь до установлении общей для всей Русской армии формы одежды, принять в Северной области форму военного времени на следующих основаниях:

I.За  отсутствием запасов обмундирования русского образца принять обмундирование английское, присвоив таковому все русские отличия,, принятые ранее в русской армии при форме военного времени.

Примечание: впредь до получении английского обмундирования разрешить лицам, имеющим старое русское обмундирование, донашивать таковое со знаками отличий,

II.Установить для военнослужащих при ношении ими военной формы одежды полное однообразие таковой, причем руководствоваться нижеследующим:

1)Головной убор — фуражка английского образца, в зимний период — папаха, с установленными кокардами русского образца.

2)Походный мундир - английского образца с защитными погонами и установленными русскими отличиями как для офицеров и военных чиновников, так и для солдат,

3)Шаровары и брюки — английского образца.

4)Обувь - высокие сапоги или ботинки с бинтами,

5)Шинель — английского образца, с погонами, в зимний период — полушубок с погонами.

6)Оружие русского образца для ношении в строю и в служебных нарядах,

7)Походное снаряжение — английского образца.

8)Шпоры — кому положено в строю быть верхом. Аксельбант защитного цвета, кому присвоен.

Я) Ордена и медали офицерам, классным чинам и солдатам носить по прежним правилам, за неимением орденов и медалей носить ленточки от та ковы х в порядке старшинства.

10) Ношение отличий за ранении, контузии и отравление газами — прежнего образца.

III.Отставным предоставить право носить военную форму, в которой они уволены в отставку, по правилам, ранее существовавшим.

15 ноября врид командующего войсками области контр-адмирал Викорст направил ВПСО доклад за № 482:

«Многие недоразумения между военнослужащими, имевшие место в последнее время, происходили из-за того, что до сих пор оставался не вполне разрешенным вопрос о форме одежды, а потому мною была собрана 7-го ноября с.г. комиссия, в состав которой вошли представители всех частей формируемой русской армии, для пересмотра вопроса о форме одежды военнослужащих армии, формируемой  в Северной области. Рассмотрев этот вопрос, комиссия признала:«Ходатайствовать ... (далее см. постановление комиссии и текст проекта  постановления  ВПСО)…».

 Вышеизложенное постановление комиссии было доложено мною 1.3 ноября с,г Главнокомандующему и им одобрено.

Испрашивается:

 

1)Отмена постановления Верховного управлении Северной области от 25 сентября с.г, о форме для русских войск.

2)Утверждение для военнослужащих Северной области формы одежды согласно прилагаемого проекта».

На заседании БПСО 18 ноября было постановлено: «Рассмотрение вопроса отложить», о чем 26 ноября был извещен командующий поисками области.

 

Тем не менее, в «Вестнике ВПСО» (Архангельск. — № 38. — С.1.) от 24 ноября 1918 г, было опубликовано постановление ВПСО от 22 ноября того же года «Об установлении для армии формы одежды военного временил.

 

Сразу после своего прибытия в Северную область генерал В.В. Марушевский предъявил ВПСО ряд требований, в т.ч. и относительно униформы и погон: ««Восстановление формы одежды обязательно единообразной и с погонами старого образца. Правительству мною было указано, что для офицерского состава погоны являются не только формой одежды, но и символом офицерского достоинства и чести...

 Требования мои были легко приняты правительством, за исключением,,. погон! Как это ни странно, но эта часть офицерского обмундирования оказалась в центре борьбы левых и правых течений. Правительство предсказывало необычайные трудности и конфликты с солдатами и даже с населением».

 

 Однако Марушевский сумел настоять на своем и 27 ноября последовал его приказ войскам Северной области за JN? 63:

«При сем объявляю для руководства постановление Временного правительства от 22 ноября с.г. в изменение приказа войскам Северной области от 22 октября с,г.  за №36 ой установлении для армии формы одежды военного времени:

 

Временное  правительство Северной области постановило: Во изменение постановления Верховного управления Северной области от 25 сентября с.г.. впредь до установления общей для всей русской армии формы одежды, принять в Северной  области форму военного времени на следующих основаниях: ...(далее см. текст проекта постановлен нм ВПСО.)».

 

 Как вспоминал Марушевский, «часть офицерства с восторгом одела погоны и кое-как раздобыла кокарды, ордена и другие наружные отличия. Другие боялись этих погон до такой степени, что мне пришлось бороться уже с помощью гауптвахты и дисциплинарных взысканий.

 Что касается солдат то меры мои встретили крутое сопротивление. В трактирах и кабаках солдаты спарывали нашивки с заходящих туда унтер-офицеров. По городу продолжали шляться матросы без полосаток, что составляло особый революционный «шик», с драгоценными камнями на голой шее...».

 

  Следует добавить, что в январе 1919 г. в Архангельске Марушевский заметил даже «каких-то офицеров с черепами на погонах». Он писал: «Больше всего приходилось мучиться с формой одежды. Армия сильно пошатнулась в выправке еще до революции. Для невоенных — я спешу оговориться, что выправка, форма одежды и наружный вид военнослужащих есть лучший признак воспитания и обучения части. Опытный глаз видит в этом всю начальническую работу в части и глубоко не правы те, кто в требованиях в этом отношении видит придирки и капризы.»

 

30 ноября было опубликовано «Обязательное постановление» Главнокомандующего союзными войсками в Северной области бригадного генерала Нигдэма, подписанное также врид генерал-губернатора и командующего войсками Северной области Генштаба генерал-майором В.В. Марушевским: "До сих пор продолжается ношение военной формы лицами, не имеющими никакого отношения к русской и союзным армиям и флоту.

  Военную форму одежды, как образцов, принятых в союзных армиях и флотах, так и старого русского образца, имеют право носить только лица, состоящие на службе в частях, на судах, и управлениях, заведениях и учреждениях союзных  и русской армий и флотов, а также лица, подучившие на это особое разрешение.

  Каждый военнослужащий должен всегда иметь при себе удостоверение личности, устанавливающее  его  отношение к русской или союзным армиям и флоту.

  Лица, не состоящие на действительной военной службе, но получившие право на ношение военной формы одежды, при ношении таковой обязаны иметь особое удостоверение, выданное комендантом г. Архангельска или союзным командованием.

  Контроль за ношением военной формы одежды возлагается на коменданта Главного штаба Северо-Русского экспедиционного корпуса, на коменданта г, Архангельска и Правительственного комиссара Архангельской губернии.

 Виновные в ношении не присвоенной им военной формы одежды будут караться тюремным заключением на срок до трех месяцев».

 

 31 декабря 1418 г. генерал Марушевский в своем приказе войскам Северной области за № 105, § 2 вновь обратил внимание на форму одежды военнослужащих: «Имею сведения, что военнослужащие носят гражданское платье.

 Требую от всех, состоящих на действительной военной службе генералов, штаб  и обер-офицеров, врачей, военных и военного времени чиновников и солдат, носить присвоенную им военную форму одежды.

 Наблюдение за исполнением сего иметь всем начальствующим лицам, коменданту города Архангельска и чипам военно-регистрационной службы.

 Пользуюсь случаем еще раз напомнить, что Северная область есть театр военных действий».

 

  По прибытии генерала Е.К. Миллера в Архангельск 13 января 1919 г. на пристани его встретил комендант Архангельска полковник Трагер. «Полковник блестящими глазами посмотрел на мое генеральское пальто на красной подкладке и с генерал-лейтенантскими погонами, и скромно и печально доложил мне:

— А мы здесь еще не носим галунных погон; но со времени приезда генерала Марушевского в ноябре, нам было приказано надеть суконные погоны, — добавил он, — и это было уже большое счастье.

 И действительно, у него на пальто были нашиты погоны из солдатского сукна и на них чернильным карандашом нарисованы две полоски».

 

  Приказом войскам Северной области за .№ 8 от 6 января 1919 г. «всем военнослужащим, участвовавшим в боях с большевиками», устанавливалось «особое отличие в виде ленты из цветов русского национального флага (белый, синий, красный)». Она нашивалась на левой рукав мундира и шинели углом вверх на высоте локтя; ширина ее— 2,2 см. длина каждой стороны угла 4,4 см, В приказе особо подчеркивалось, что «право на ношение названного отличия имеют все участвовавшие хотя бы один раз в бою с большевиками, что должно быть удостоверено приказом по части».

 

Подобный же приказ за № 11 от 11 января объявлял для сведения и руководства приказ Главнокомандующего Северо-Русским экспедиционным корпусом генерал-майора Айронсайда:

 

«С приходом союзников в Северную область для борьбы с немцами и созданными немецкими руками предателя ми-большевиками многие русские граждане, ранее призыва в войска, добровольно поступили в рады союзников или добровольческих частей.

  С   целью выделить этих достойнейших русских граждан из всей массы призываемых на службу, приказываю всем лицам, состоящим в рядах войск, находящихся в Северной области и поступившим на службу до объявления призыва, иметь на правом рукаве шинели и мундира синюю ленту, нашитую углом вверх, шириною  в 1/2 вершка и длиною каждой стороны угла в 1 вершок.

 Право на ношение названного отличил должно быть удостоверено приказом по части».

 

Генерал-губернатор Северной области Генштаба генерал-лейтенант L.K. Миллер в своем приказе за № 9 от 27 января отмечал:

«... § 2. Несмотря на отданный приказ об обязательном ношении всеми военнослужащими установленной военной и морской формы одежды, до сих пор имеют место случаи появления военнослужащих в гражданском платье, ношение неформенных фуражек и шапок и т,д. Я не буду входить в разбор недоразумений, возникающих вследствие несоблюдения правил о форме одежды, а буду проще смотреть на этот вопрос, а именно: в каждом таком случае  буду привлекать виновных к ответственности «за неисполнение приказа».

§ 3. Ношение военной формы одежды со всеми присвоенными таковой отличиями в пределах Северной области разрешается только лицам, состоящим на действительной военной и морской службе, и только тем отставным, которые уволены к отставку с мундиром и имеют на руках документы, подтверждающие их право на это,

§ 4,В дополнение к постановлению Временного правительства Северной области от 22 ноября 1918 г., разрешаю состоящим на действительной военной службе генералам, штаб- и обер-офицерам, военным врачам, военным и военного времени чиновникам, а также отставным, уволенным от службы с мундиром, носить галунные погоны установленных образцов -.

 

  30 января генерал Миллер «ввиду того, что запасы обмундирования весьма ограничены и при небрежном отношении к казенному имуществу могут скоро прийти к концу», объявил в приказе русским войскам Северной области за № 29 о штрафах, которые будут взыскиваться за утерю следующего казенного обмундирования и снаряжения: кокарду, ремней для котелка и плечевых, вещмешков, подтяжек, вязанных шлемов, револьверных шнуров, носков, поясов для шинелей, котелков, ремней для фляг и ремней без пряжек, фуражек офицерского и солдатского образца, револьверных кобур и подсумков, перчаток, обмоток, плечевых ремней, поясов-портупей, вещевых сумок, рукавиц, подшлемников, подштанников, рубашек, фуфаек, фляг, винтовочных подсумков, седельных покрывал, вязанных шарфов и курток, брюк солдатского образца, варежек, штыков, офицерских и солдатских мундиров, одеял, противогазов, стальных шлемов, кожаных курток, коротких брюк, сапог, пальто, длинных брюк офицерского образца, шуб. винтовок, револьверов, штыков и т.д,

 

  К середине апреля войска Северной области получали от союзного командования, помимо вышеперечисленных, следующие предметы вещевого и общего довольствия: шинели, мундиры (френчи), длинные, укороченные и сержантские брюки, фуражки, офицерские защитные воротнички и рубашки, галстуки, высокие сапоги, ботинки, обмотки, шнурки, ранцы и ремни к ним, чехлы для фляг, большие и маленькие ремни для винтовок, поясные и наплечные ремни, индивидуальные пакеты, боковые сумки, палатки, шубы, кожаные и суконные рукавицы, чулки, перчатки; конское снаряжение: седла с принадлежностями, ленчики, живцы, сиденья, крылья, оголовья — недоуздки, мундштучные чумбуры, суголовья и поводья.

 

 26 апреля приказом командующего русскими войсками Северной области генерал-майора Марушевского на N 136, для офицеров и  солдат службы связи устанавливался отличительный знак — «красный с черным нарукавник, носимый на левом рукаве мундира и шинели»,

 

 В связи си значительным числом союзных войск на севере России и отличиями  в форме одежды и знаках различия как союзных, так и русских  войск, возникала неизбежная путаница при отдачи чести и обращении друг к другу. Поэтому 3 мая последовал приказ войскам Северной области за № 149, в котором для сведения и точного исполнения была объявлена выписка из приказа войскам Северо-русского экспедиционного корпуса за № 401 от 28 апреля того же года:

«Обращается внимание всех чинов на необходимость отдания установленной чести всем офицерам морского и военно-сухопутного ведомства как нашей, так и союзных армий. Командиры частей должны принять меры к тому, чтобы все  подчиненные им чины непременно знали отличительные знаки офицерских чинов союзных армий». К приказу прилагались рисунки русских кокард (солдатской, офицерской и военных чиновников) и погон (от рядового до полного генерала), а также британских головных уборов штаб-офицеров и генералов, нарукавных знаков различия рядовых и унтер-офицеров и погон обер- и штаб-офицеров и генералов.

 

 Приказом русским войскам Северной области за №161 от 11 мая была объявлена ведомость шифровок всех частей войск на защитной стороне погон солдат, подпрапорщиков, обер- и штаб-офицеров» генералов и всех военных чиновников.

 Шифровку предписывалось выполнить «в кратчайший срок попечением - самих воинских частей. При невозможности приобретения красок некоторых цветов разрешалось временно иметь металлические (накладные) шифровки, но при приобретении красок необходимых цветов накладные шифровки должны были быть немедленно заменены. Шифровка — в одну строку цифрами и литерами печатного шрифта (как показано и ведомости): большими — высотой в 3,3 см и малыми — в 1,65 см. от нижнего края погона на высоте 2,2 см; цифры — арабские. Шифровка в артиллерийских, инженерных и автомобильных частях — со спецзнаками русской армии, располагавшимися на расстоянии 0,27 мм нал цифрами и литерами. Последние, так же как и спецзнаки, должны быть: у солдат — печатными по трафаречу, цвета, обозначенного к ведомости; у подпрапорщиков — накладными: у офицеров и чиновников - знаки накладные, а цифры и литеры — шитые или накладные. Цвет шифровки для подпрапорщиков и офицеров в кавалерии — противоположный прибору, во всех других частях — по цвету прибора; спецзнаки — одного цвета с шифровкой. Накладные знаки, литеры и цифры должны иметь толщину у краев 2 мм, а по середине — 3 мм сплава: белого металла (мельхиора) - меди 60-62%, цинка 23-25%, никеля 15%; желтого металла: меди 87-89%, цинка 10-12%, олова 1%; примеси других металлов -не более 1,5%. У подпрапорщиков, офицеров и чиновников знаки, литеры и цифры — позолоченные или посеребренные, крепившиеся с помощью ушек или шпилек.

 

 Военнослужащие всех чинов не всегда, соблюдали установленную форму одежды. Примером тому может служить приказ командующего русскими войсками Северной области генерала Марушевского за № 162 от 12 мая: «...§ 10. Многие офицеры» получающие английское обмундирование, начинают носить его таким, какое оно есть, с английскими отличиями на рукавах из особой тесьмы.

 Предлагаю командирам частей и всем начальствующим лицам озаботиться, чтобы все офицеры были одеты единообразно, причем те из них, кои носят английское обмундирование, из особенностей его сохраняют лишь покрой ворота,

 На рукавах не должно быть никаких отличий, кроме галунов за ранение и нашивок за службу в Северной области. Пуговицы должны быть у всех коричневые под кожу.

§11. До сих пор встречаю массу солдат без кокард. 10 сего мая я сам видел изготовление кокард тысячами на Вакарице. Предлагаю до 18 мая озаботиться, чтобы кокарды были у всех, после чего буду останавливать на улице и сажать под арест».

 

Приказ генерал-губернатора Северной области за № 145 от 1$ июня констатировал (§1):

«До сих пор встречаются солдаты и матросы без кокард. Некоторые из них объясняют отсутствие кокарды потерей ее. Приказываю командирам частей с получением сего приказа снабдить кокардами всех солдат и матросов.

С каждого утерявшего кокарду взыскивать первый раз 10 рублей, при повторном, кроме 10-рублевого денежного взыскания, лишать отлучки со двора на 1 месяц».

 

 23 июля генерал-губернатор и Главнокомандующий всеми русскими войсками на Северном фронте утвердил проект шифровки и отличительного знака на погоны юнкеров Артиллерийской школы: шифровка над ней — артиллерийский спецзнак, по краям погон — золотой галун (за его неимением — красный басон) шириной 1,1 см. Размер букв и порядок шифровки — в соответствии с приказом за № 161 от 11 мая,

 

 15 сентября ВПСО приняло постановление «О лицах, назначаемых на офицерские должности в строевых частях и в Национальном ополчении», Согласно ему; назначаемым лицам, имевшим низший чин по сравнению с присвоенной данной должности, по особому ходатайству начальников разрешалось числить «на службе чинами «зауряд», соответствующими этой должности, с сохранением за ними этого чина до получения нового назначения». «Зауряд» — чинам присваивалась форма одежды в соответствии с действительным чином, но у нижнего края погон они должны иметь поперечную узкую галунную нашивку цвета, обратного галуну погон.

 Согласно большевистским разведданным, которыми располагало разведывательное отделение штаба 6-й армии к 28 августа, предметов снабжения и снаряжения белых частей па севере «имеется » изобилии и войска не терпят недостатка ни в чем. Склады имеются всюду, наибольшие находятся в Архангельске и Двинском Березнике. Все дело снабжения находиться в руках англичан, лишь к последнее время союзное командование стало приступать к созданию русских интендантских складов и к постоянной передаче им дела снабжения». Обмундирование описывалось так: «Русская форма: английского образца. У отдельных артдивизионов на плече: 1 от, и 2 от.».

  Одним из последних — в отношении формы одежды — приказов Главкома всеми русскими вооруженными силами на Северном фронте за № 332 от 23 октября устанавливалось, что: «§ 4. Всем военнослужащим, состоящим в рабочих батальонах и командах, и в интендантских организациях и довольствующих учреждениях, и лечебных заведениях, погоны защитного цвета заменить погонами из темно-зеленого сукна. Просветы и нашивки на погонах иметь из белой тесьмы».

rotmistr Все права защищены.
Публицистика | Военная форма | военные мемуары | Люди, События, Факты | Тактика и стратегия | Форум  | Гостевая книга | Карта моего сайта
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS