rotmistr

         О Г Л А В Л Е Н И Е


 
Всё!!!   Самое!!!   Интересное!!!   Здесь!!!

        Форменные мундиры Российской Императорской армииКто из нас сейчас , не задумываясь, может назвать воинские звания Русской Императорской армии и армий Белого движения. Молодежь вообще назвать ничего не сможет, разве. что "Адмиралъ", вот так,именно с твердым знаком. Поколение постарше выдаст набор : поручик( у все на памяти "Белое солнце пустыни и его гламур с револьвером), штабс-капитан(тут вне всякого сомнения "Адьютант его превосходительства" штабс-капитан Кольцов), капитан(капитан Овечкин из контразведки "Неуловимые мстители"), ну и атаманы, вахмистры и есаулы из "Тихого Дона" и "Тени исчезают в полдень" и еще десятки и сотни фильмов и спектаклей, в которых мелькают офицерские погоны и звания, прошли и не остались в памяти. Большинство из нас свято уверенно, что погоны и звания в Красной Армии, введенные в 1943 году практическим полностью соответствуют форме и погонам царской армии, изменились только лишь некоторые названия, вместо скажем, подпоручик, стал зваться лейтенант. Попадающиеся то в одном, то в другом художественном, а иногда в документальном произведении, офицерские звания и их пояснения настолько разнятся, что не знаешь , что и думать. Например - есаул это кто, какому аналогу воинского звания соответствует. В конце концов, стало интересно, в чем сходство, а в чем различие. Приобщение к этой теме дало такой объем материала, что на первых порах показалось, что всей жизни не хватит, чтобы все это переварить и осознать.


  Казачество  Первые сведения о казаках появились в конце 13-начале 14 веков. Тогда тюркское слово «qazaq» переводилось как «странник», или «тюркский казак», то есть - один воин, а не народ. Первые казачьи общины появились 8 середине 15 века. Слово «казак» обозначало тогда еще образ жизни, а вовсе не сообщество людей. В середине 15 века польско-литовские монархи и московские князья поручили казакам охранять от татар степные границы, а после - заселять отвоеванные земли. Такие казачьи общины состояли в основном из русских и украинцев, вскоре к ним присоединились принявшие христианство татары , бывшее местное население захваченных земель, а также некоторые Северокавказские племена. К началу Первой Mировой войны существовало 11 казачьих армий. которые насчитывали 4 миллиона 500 тысяч человек. Эти войска били рассеяны между Черным морем и Тихим океаном, вдоль Южных границ Российской Империи. Из 11 казачьих общин только 4 (Донская, Терская Кубанская и Уральская) были сформированны как этно-культурные группы. Остальные были социальными, но все общины были закрытыми наследственными кастами. Чтобы считаться казаком, нужно было родиться в казацкой семье, а произвести в казаки могло лишь царское правительство. Сначала в этой войне казаки использовались как кавалерия, а потом были переведены в пехоту и служили в окопах.









   Форменные мундиры Красной Армии
  До 1943 года, во внешнем облике советского военнослужащего преобладал суровый аскетизм. Во всяком случае, по фильмам о гражданской войне, трудно было понять о том, существовала ли в Красной Армии вообще какая-либо система внешнего отличия скажем командира роты от командира взвода. Как вообще боец Красной армии, находясь, предположим в увольнении мог понять, что перед ним командир , а не курьер в кожанке на мотоцикле. Наверное, большинство людей, не сильно интересовалось подробностями, что обозначают кубари и шпалы на петлицах красных командиров в предвоенный и военный период. Не то, чтобы совсем не было интересно, а как-то в фильмах и книгах звучали привычные "лейтенант", "капитан" или "полковник". Конечно бывали ситуации, когда при чтении книги или повести на военную тематику сталкивался с фразами типа" судя по двум шпалам на петлицах это был майор...", из памяти мгновенно выскакивал привычный нам всем погон советского майора с одной звездочкой, но развитие сюжета отвлекала от вопроса, оставшегося в подсознании до лучших времен. Будем считать, что эти лучшие времена наступили.
  




 
Форменные мундиры Третьего рейха«Я шесть лет выковывал Вермахт», — сказал как-то Гитлер, имея в виду годы с 1933 по 1939, т. е. от момента своего прихода к верховной власти в Германии до начала им же мировой войны. Тем не менее, официально о создании новой армии он объявил лишь в марте 1935 года. Часто под словом «Вермахт» подразумевают только Сухопутные войска гитлеровской Германии, считая Люфтваффе и Кригсмарине самостоятельными частями ее вооружен­ных сил. Это в корне неверно. Вермахт (Wehrmacht, что означает «силы обороны») — это и есть вооруженные силы Германии 1935—1945 годов, состоявшие из Сухо­путных войск, Люфтваффе и Кригсмарине. Однако Вер­махтом не исчерпывались все вооруженные силы Рейха. К ним необходимо причислить очень многочисленную немецкую полицию, в состав которой впоследствии вхо­дили даже танковые полки. И, конечно же, войска СС.

 
Купить ссылку здесь
(Цена: 5 руб)


Поставить к себе на сайт
Яндекс.Метрика

Не зарегистрирован
[/П] [/P]





 



Реклама 


Форменные мундиры Северо-Западной Армии.

 

Состав и организация

 

  Зарождение первых белогвардейских частей на северо-западе России началось осенью 1918 г. при определенной материально-технической и финансовой помощи германских интервентов. 21 октября на доброволь­ческой основе был сформирован Отдельный Псковский добровольче­ский корпус Северной армии (ОПДК СА) под командованием генерал- майора А.Е. Вандама. В его состав вошли 1-я стрелковая добровольче­ская дивизия (три стрелковых добровольческих полка и два легких по­левых батареи), инженерная рота, команда связи, автомобильная команда, Отряд внешней охраны Пскова, Псковский авиационный от­ряд, штабы и управления, партизанские отряды и Чудская флотилия (три корабля). Общая численность к концу октября — 3459 человек. После поражения под Псковом в конце ноября 1918 г. остатки корпу­са отступили на эстонскую территорию и перешли под начало главно­командующего вооруженными и сухопутными силами Эстонии генерал- майора И.Я. Лайдонера. В начале декабря корпус был переименован в Отдельный корпус Северной армии (ОКСА) под командованием пол­ковника Г.Г. фон Нефа, которого в конце декабря сменил полковник К.К. Дзерожинский.

 

К концу февраля 1919 г. ОКСА состоял из 1-й (Западный отряд) и 2-й (Восточный отряд) стрелковых бригад и объединял трех генералов, 87 штаб-офицеров, 748 обер-офицеров, 83 военных чиновника, 3146 ря­довых, трех священников, 25 врачей, девять сестер милосердия и 44 фельдшера — всего 4 148 человек. На вооружении корпуса имелось всего 2532 винтовки, 4 автоматических ружья, 28 пулеметов, 12 орудий и 300 шашек. К маю в корпусе насчитывалось 5,5 тысяч человек (3,5 тыс. штыков), из которых на штаб, интендантство и другие тыловые учре­ждения приходилось всего 400 чинов.

 

2 июня бригады были развернуты в 1-ю (1-й стрелковый Ревельский, Георгиевский стрелковый и 4-й стрелковый Гдовский полки и 1-й лег­кий артдивизион) и 2-ю (2-й стрелковый Островский, 3-й стрелковый Талабский, 53-й пехотный Волынский и Семеновский полки и 2-й лег­кий артдивизион, а также Отдельный партизанский отряд капитана Да­нилова) стрелковые дивизии. В командование корпусом вступил гене- рал-майор А.П. Родзянко. Корпус, выведенный из подчинения эстонско­го командования 19 июня «в вид)7 выхода ОКСА из подчинения главно­командующего Вооруженными и Сухопутными силами Эстонии, а так­же большого протяжения фронта и весьма значительного численного состава строевых единиц корпуса», был переименован в Северную ар­мию, «каковой он был в г. Пскове».

 

  Начальник 2-й стрелковой дивизии генерал-майор М.В. Ярославцев характеризовал состояние армии в период ее наступления на Петро­град следующим образом: «В чисто военном отношении Родзянко по­ражал всех своей неутомимостью и энергией. Но в разгар майской опе­рации технически положение создалось очень трудное для руководите­ля армии, и одной энергии было недостаточно. Сильно изменился дух и характер основной солдатской массы. Вначале большинство солдат были настоящие добровольцы, отдающие себе отчет, зачем, во имя че­го идут. Много гимназистов, реалистов, студентов и т. п. Грабежей не было. Тыл был ничтожный. Штаб корпуса с интендантством и другими учреждениями не превышал 400 человек при 5500 человек всего соста­ва корпуса. Вся эта картина быстро меняется с открытием майских на­ступательных операций. Удачное наступление, вернее — налет, и части сильно пухнут, принимая в себя красноармейцев. Беспрерывные бои и маневры не дают возможности сплотить части, производить обучение, разобраться в поступающем людском материале. В результате чего начинается распущенность, грабежи, неисполнение боевых приказов и тому подобное. В тылу, правда, появляются офицеры и чиновники из Финляндии, Англии и других стран, но, видя увеличение армии и не­обходимость увеличивать штабы и хозяйственные учреждения, стара­ются устраиваться в тылу на хороших должностях и всеми силами упи­раются при попытке отправить их на фронт. Отчасти этому способст­вует начальник тыла генерал Крузенштерн, который охотно забирает к себе всех являющихся офицеров и чиновников. На фронте большие потери, остро чувствуется недостаток опытных офицеров, а взять их негде. Начинается вражда с тылом.

 

Ввиду увеличения состава армии и района действий, пришлось сфор­мировать несколько новых частей и штабов. Генерал Родзянко это и стал делать, но пересолил и создал много лишних частей, чтобы упро­чить свое положение и удовлетворить многих жаждущих высших долж­ностей, особенно своих друзей и конкурентов на власть. Были созданы лишние инстанции — корпуса. Вместо пяти пехотных дивизий и одной бригады, принимая во внимание их численность, можно было иметь всего три дивизии, и вместо восьми штабов — три. Совершенно не нуж­ны были отдельные управления тыла армии, инженерных частей, же­лезнодорожных. Морской отдел, при отсутствии флота, был слишком велик. Многие «умные» офицеры, поднажившись в строевых частях, ре­шали, что для них довольно, и уходили под разными предлогами в тыл, устраиваясь там свободно, по своему желанию. На протесты их строе­вых начальников внимания не обращалось».

 

  Государствами Антанты армии оказывалась определенная военная по­мощь. Так, в августе—октябре 1919 г. Великобритания предоставила ей 30 тыс. винтовок, 20 млн. патронов, 32 орудия, 59 тыс. снарядов, 4 тан­ка, 6 самолетов и обмундирования на 40 тысяч человек.

 

10 июня указом Верховного правителя России адмирала А.В. Колча­ка главнокомандующим всеми Сухопутными и Морскими вооруженны­ми силами, действующими против большевиков на Северо-Западном фронте, был назначен генерал от инфантерии II.II. Юденич (позднее он стал именоваться главнокомандующим войсками Северо-Западного фронта и Военным министром). Генерал Родзянко остался командую­щим Северо-Западной армией.

 

На 30 июня в армии насчитывалось 763 офицера, 13 962 штыка в пе­хоте и 487 сабель в кавалерии — всего 15 212 человек. 1 июля Северная армия, «в отличие от армии, оперирующей на Архангельском и Мурман­ском направлениях и ввиду выраженного желания английского командо­вания в г. Ревеле» была переименована в Северо-Западную армию (СЗА). 3 июля в составе армии был сформирован 1-й (2-я и 3-я стрелковые ди­визии), 10-го — 2-й (1-я стрелковая дивизия и все отряды полковника Булак-Балаховича) стрелковые корпуса, технические, запасные, артиллерийские и броневые части и подразделения. В начале августа в СЗА имелось 825 офицеров, 8581 штык и 437 сабель, всего 9843 человека.

 

24 августа генерал Родзянко распорядился включить в 1-й стрелко­вый корпус 2-ю и 3-ю стрелковые дивизии и сформировать 3-й стрел­ковый корпус в составе 1-й и 5-й стрелковых дивизий (последнее было отменено). Кроме того, «для приведения армии к нормальной органи­зации» он приказал «прекратить формирование отдельных отрядов раз­ных наименований, а уже сформированные свести в полки»: в 1-й ди­визии — 1-й Георгиевский, 2-й Ревельский, 3-й Колыванский и 4-й Гдовский; во 2-й — 5-й Островский, 6-й Талабский, 7-й Уральский и 8-й Се­меновский; в 3-й — 9-й Волынский, 10-й Красногорский, 11-й Вятский и 12-й — «временно не формируется» (этим полком вскоре станет Тем­ницкий батальон); в 5-й — 13-й, 14-й и 15-й полки — «сформировать из отряда светлейшего князя Ливена. Присвоить наименование по усмот­рению светлейшего князя Ливена», 16-й Чудской полк. Конно-Егерский и Конный имени Булак-Балаховича полки находились в подчинении лично командующего СЗА.

 

Постепенно армия пополнялась и к 3 октября в строю насчитыва­лось 978 офицеров, 14098 штыков, 345 сабель, 786 пулеметчиков, 1342 артиллериста, 370 телефонистов, 350 чинов было в Танковом батальо­не, 130 — в Десантном морском отряде и 1750 — в запасных батальо­нах. Вместе с остальными отдельными командами общая численность составляла 20 700 человек.

 

С 8 октября корпуса стали именоваться армейскими, а дивизии и полки — пехотными. К Октябрьскому наступлению в СЗА входили:

             армейский корпус (генерал-лейтенант граф  Пален).

             пехотная дивизия (генерал-майор М.В. Ярославцев).

             пехотный Островский полк — 500 штыков.

             пехотный Талабский полк — 100 штыков.

             пехотный Уральский полк — 540 штыков.

             пехотный Семеновский полк — 500 штыков.

 Орудий: тяжелых — 2, легких — 4.

             пехотная дивизия (генерал-майор Д.Р. Ветренко).

             пехотный Волынский полк — 1200 штыков.

             пехотный Красногорский полк — 450 штыков.

             пехотный Вятский полк — 300 штыков.

             пехотный Темницкий полк (бывший отряд Данилова) — 300 штыков.

 Орудий: тяжелых — 2, легких — 4.

 5-я пехотная (Ливенская) дивизия (полковник К. И. Дыдоров).

             пехотный Либавский (1-й Ливенский) полк — 450 штыков.

             пехотный Рижский (2-й Ливенский) полк — 450 штыков.

             пехотный Полтавский (3-й Ливенский) полк — 350 штыков.

             пехотный Чудской полк — 350 штыков.

 Орудий: тяжелых — 2, легких — 6.

 Бронеавтомобилей — 2.

 Не входили в состав дивизий:

 Конно-Егерский полк — 500 шашек.

 Отдельный Балтийский полк из состава эстонской Народной армии —

 400 штыков, 100 шашек; 2 легких орудия.

 2-й армейский корпус (генерал-лейтенант Е.К. Арсеньев).

 4-я пехотная дивизия (генерал-лейтенант князь Долгорукий).

             пехотный Нар веки й полк — 800 штыков.

             пехотный Литовский полк — 350 штыков.

             пехотный Вознесенский полк — 750 штыков.

             пехотный Островский (с 14 октября — Велико-Островский) полк — 1000 штыков. Орудий: тяжелых — 4, легких — 6.

 Отдельная бригада, с 14 октября - 6-я пехотная дивизия (генерал-майор Ежевский).

             пехотный генерала Деникина полк — 800 штыков.

             пехотный Псковский полк — 800 штыков.

             пехотный Качановский полк — 180 штыков.

             пехотный Печерский полк — 600 штыков. Орудий: легких — 4, поршневых — 4.

 Не входил в состав дивизий:

 Конный имени Булак-Балаховича полк — 100 шашек; 500 штыков. Не входили в состав корпусов:

 1-я пехотная дивизия (генерал-лейтенант К. К. Дзерожинский).

             пехотный Георгиевский полк — 1000 штыков.

             пехотный Ревельский полк — 700 штыков.

             пехотный Колыванский полк — 650 штыков.

             пехотный Гдовский полк — 900 штыков. Орудий: тяжелых — 2, легких — 4.

 Танковый ударный батальон (полковник Хомутов) — 350 штыков.

 Десантный морской отряд — 130 штыков.

 Ямбургская стрелковая дружина.

 Ударный батальон Шувалова.

 Отдельный самокатный батальон

 Дружина охраны путей сообщение

 Военно-административная охрана.

 Железнодорожный батальон.

 Этапный батальон (при этапной части этопно-хозяйственного отделения штаба армии).

 Шведский Белый легион.

Инженерная рота при 1-м армейском корпусе.

 1-я авторота.

 1-я автоброневая батарея.

 Запасный батальон 1-й пехотной дивизии (900 штыков). Запасный батальон 3-й пехотной дивизии. Запасный батальон 2-го армейского корпуса (850 штыков). Запасный батальон отряда полковника Булак-Балаховича. 1-й и 2-й запасные артдивизионы.

 Запасные обозные батальоны (роты) — при запасных частях. Орудий: тяжелых — 2, легких — 4.

 Отдельная танковая рота - 6 британских танков Мк-)/: «Первая помощь»,

 «Белый солдат», «Капитан Кроми», «Освобождение», «Бурый медведь» и «?».

 Бронепоезда - «Адмирал Колчак», «Адмирал Эссен», «Талабчанин»  и «Псковитянин». 1-й, 2-й и 3-й авиаотряды. Авиабаза СЗА.

 

   Всего в армии насчитывалось 17960 штыков, 700 сабель, 54 орудия, 500 пулеметов, 4 бронепоезда, 2 бронеавтомобиля и 6 танков.

 

 В середине декабря армия была реорганизована. Штаб 1-го армейско­го корпуса был расформирован, а его личный состав обращен на фор­мирование 1-й стрелковой дивизии; также были расформированы 4-я и 5-я пехотные дивизии. Из частей этих дивизий была сформирована 3-я стрелковая дивизия в составе стрелковых полков: Нарвского, Возне­сенского, Либавского, Полтавского и Танкового. 2-я и 3-я пехотные ди­визии были переименованы в 1-ю и 2-ю стрелковые дивизии, в каждую из которых входили по пять стрелковых полков (в 1-ю — Островский, Талибский, Уральский, Семеновский и Деникинский; во 2-ю — Волын­ский, Красногорский, Вятский, Темницкий и Печерский), по одному лег­кому артдивизиону (12 орудий), гаубичной батарее и артиллерийскому парку. Конно-Егерский и 1-й Конный полки составили Конную бригаду, при которой имелись Конная (4 орудия) и гаубичная (2 орудия) бата­реи. 1-я пехотная дивизия была переименована в Резервную.

 

По свидетельству русского историка С.В. Волкова, «армия понесла значительные потери пленными при ноябрьском (1919 г. — Прим. А.Д.) отступлении к эстонской границе (7 ноября 1919 г. в Гдове — 700 чело­век, 14-го в Ямбурге — около 600 и т. д.), кроме того, от подписания перемирия до заключения большевиками мира с Эстонией — с 31 дека­бря 1919 г. по 2 февраля 1920 г., из армии перебежало 7611 человек). В это 7кс время от болезней вследствие тяжелейшего положения армии в Эстонии и отношения к ней эстонских властей умерло до 8 тысяч че­ловек. В полках насчитывалось по 700—900 больных при 100—150 здо­ровых, количество больных, не помещенных в госпитали, достигало 10 тыс., общее число заболевших составляло 14 тысяч».

 

В конце ноября 1919 г. армию возглавил генерал-лейтенант П.В. Глазенан, в январе 1920 г. — генерал-лейтенант Пален, а 22 января, в свя­зи с подписанием мира между РСФСР и Эстонией, генерал от инфан­терии Н.Н. Юденич подписал приказ о ликвидации СЗА.

 

Следует отметить, что в составе армии имелся Отдельный Балтий­ский полк, сформированный в начале 1919 г. в Эстонии из доброволь­цев — остзейских немцев. Организационно входил в состав эстонской армии, но с весны 1919 г. действовал вместе с Северо-Западной арми­ей. Имел в своем составе конный эскадрон. С июня до начала октября 1919 г. входил в состав ее 3-й дивизии, затем действовал в составе 1-го корпуса. После заключения Эстонией мира с большевиками был рас­формирован.

 

Кавалерию СЗА составляли Конно-Егерский и Конный имени Булак-Балаховича полки. Первый был сформирован в составе ОПДК в октя­бре 1918 г. в Острове как Конный отряд полковника Бибикова (150 са­бель). В начале 1919 г. входил в состав 1-й бригады, в июне 1919 г. раз­вернут в полк (с присоединением перешедшей от красных конной ча­сти), состоявший в распоряжении командира 1-го стрелкового корпуса. Конный имени Булак-Балаховича полк был создан в составе ОКСА в на­чале 1919 г. из личного состава Особого конного отряда ротмистра Булак-Балаховича. Поздней осенью в связи с присоединением к СЗА 1-го Конного имени генерала Алексеева полка (300 человек) из отряда Вырголича был переименован в 1-й Конный полк.

 

   В 1919 г. в составе СЗА находились Танковый ударный батальон, сформированный в августе в качестве самостоятельной части, не вхо­дившей в состав корпусов, и Отдельная танковая рота. В ходе Октябрь­ского наступления батальон понес значительные потери, был слит с танковой ротой и вновь развернут в Танковый батальон с включени­ем в него всех имевшихся в армии танков.

 

Авиация СЗА была создана 10 июля и к 12 октября 1919 г. включа­ла три отряда (всего 6 исправных самолетов «Ариэйт»). К декабрю три отряда вследствие изношенности аппаратов и выхода многих из строя свели в два (2-й истребительный существовал только на бумаге). В ян­варе 1920 г. вся оставшаяся авиатехника была передана эстонцам.

 

Военно-морские силы СЗА в 1919 г. включали Нарвскую речную, Псковскую и Чудскую (создана 2 ноября 1918 г.) озерные флотилии, ка­ждая из которых имела несколько небольших речных судов. В армии воевало до 250 морских офицеров и гардемаринов, входивших, по-ви­димому, в начавший формироваться 10 июня Морской Андреевского флага полк, переименованный потом в Десантный морской отряд.

 

              Униформа

 

 

 

  При создании ОПДК СА вопрос о форме одежды вызвал среди его организаторов продолжительные споры. В итоге сошлись на компро­миссе — «сохранить все старое», т.е. форму, существовавшую в бывшей Российской Императорской армии, с незначительными изменениями. Штабные чины имели погоны с шифровкой «Пс.к.», стрелки носили защитные погоны с малиновым трафаретом из цифр и букв (номер и первые буквы названия полка, например: «1 .Не.», «2.0.» и «З.Рж.»), ар­тиллеристы и инженеры носили погоны с шифровкой «1.Пс.» и соот­ветствующими спецзнаками (перекрещенные орудия, лопата и кирка). Офицерам стрелковых полков и артиллерии были присвоены золотые погоны, а инженерной роты — серебряные с малиновыми кантами. В дальнейшем при развертывании корпуса в армию эта система в це­лом оставалась неизменной. В отряде ротмистра Булак-Балаховича в 1- м дивизионе погоны были желтыми с синей выпушкой, во 2-м — мали­новыми с желтой выпушкой. Прибор использовался серебряный (бе­лый), фуражка — защитного цвета без кантов, шаровары — серо-синие с желтым кантом. Следует отметить, что у стрелков ОПДК была собст­венная одежда, причем у большинства — рваная, сапог было мало и мно­гие ходили практически босыми.

 

  В конце декабря 1918 г. в г. Ревель начал формироваться 1-й Русский офицерский партизанский отряд под командованием подполковника К. Бадендика. 22 декабря он приказал всем офицерам, чиновникам и добровольцам надеть кокарды и погоны. Последние должны были быть: в 1-й роте — армейские с красным просветом, во 2-й — армейские с си­ним просветом, в пулеметной команде — стрелковые с накладным пуле­метом, в артиллерийском взводе — армейские с накладными пушками, в эскадроне — гусарские. На тулье фуражки и погонах носили знаки в виде черепа. На левый рукав было приказано пришить углом вверх рус­скую и эстонскую национальные ленты. 14 января 1919 г. дополнитель­но был установлен для чинов отряда зимний головной убор: меховая партизанская папаха с белым суконным верхом, у офицеров по белому полю — крест накрест офицерский галун по цвету погона, у доброволь­цев — черная тесьма.

 

В СЗА носили русское, реже — германское, а с осени 1919 г. — бри­танское обмундирование. При этом для всех чинов корпуса (затем ар­мии) на левом рукаве ниже плеча нашивался особый отличительный знак — угол из ленты национальных цветов, повернутый вверх; длина его сторон — 13,2 см, ширина — 2,5 см. Еще одним специфическим от­личием для личного состава СЗА, непосредственно участвовавшего в боях, являлась белая ленточка на фуражках. Кроме того, известно, что в 1-м полку Ливенской дивизии во время второго Петроградского похода солдаты имели на груди большие белые кресты («чтобы своих узнавали»).

 

По воспоминаниям юнкера В. Киселевского, служившего в конной артиллерии СЗА в конце 1919 г., «... у красных не было особенной фор­мы, в том-то и дело, что мы все были одеты одинаково, и иногда тру­дно было узнать, красные они или нет. Во-первых, большинство в Се­веро-Западной Добровольческой армии было одето англичанами. Сол­даты были в английских солдатских шинелях, офицеры были в англий­ском обмундировании, а те (красные. — Прим. А.Д.) были в русских ши­нелях».

 

Многие полки и части СЗА носили присущую только им форму оде­жды или имели специфические детали обмундирования. Так, например, к 30 июня 1919 г. чины Либавского Добровольческого отряда светлей­шего князя Ливена носили на касках германского образца русские ме­таллические государственные гербы, т.е двуглавых орлов. В начале ав­густа 1-й полк Ливенской дивизии носил особую форму, какую — пока неизвестно; в начале осеннего похода на Петроград 1-й полк получил британское обмундирование. Все ливенцы на погонах имели букву «Л».

 

По свидетельству очевидца, наблюдавшего первый парад войск Булак-Балаховича в Пскове: «Радовали взор давно не виданные на плечах погоны, особая выправка солдат и старорежимная форма. Личная ди­визия «Батьки» («Особо-Сводная дивизия атамана Булак-Балаховича») имела желтые лампасы, желтые погоны, а на голове — маленькую папа­ху с желтым верхом». В народе их прозвали "желтыми попугаями". Отличительным элементом балаховцев в период их службы в Красной ар­мии осенью 1918 г. были кубанки с желтым верхом. После перехода на сторону белых они стали носить на кубанках череп со скрещенными костями, заимствовав эту эмблему от партизанского отряда Лунина, ор­ганизованного русским командованием на Северном фронте в 1915 г. В этом отряде тогда служил сам Булак-Балахович. Как вспоминал офицер Конной батареи (перешедшей на сторону бе­лых в начале лета 1919 г.) А.С. Гершельман, в первых числах июля «вся батарея была почти исключительно составлена из кадровых солдат ста­рых частей, в большинстве кавалеристов, солдат старых гвардейских полков. Одеты они были в мундиры Лейб-гвардии Гусарского Его Вели­чества полка, и форму эту они берегли и возили с собой в походе, и во время стоянок или отпусков непременно в нее наряжались».

 

В. Горн в отношении офицеров СЗА писал: «Не удалось даже золо­тых погон заставить снять и переменить их на какие-нибудь попроще. Помню по поводу погон один свой разговор с генералом Юденичем после очередного заседания Совета министров. Генерал все время щего­лял в широчайших генеральских золотых погонах; прощаясь с ним и глядя на его погоны, говорю ему:

 

Не находите ли Вы, Николай Николаевич, что необходимо немед­ленно издать приказ о замене золотых погон другими, ведь слово «зо­лотопогонник» почти синоним «старорежимника» среди солдат?

 

Да, да, совершенно правильно, я подумал об этом, и соответствую­щий приказ уже распубликован по армиям, — ответил генерал Юденич».

 

Получить представление о форме одежды, принятой в СЗА в конце— начале 1919 г., позволяют следующие документы.

 

По приказу полковника Хомутова (военно-гражданское управление) за № 15, § 2 от 24 июня 1919 г. эмблемами в виде белого креста «по­крываются левые рукава шинелей всех офицеров и военных чиновников».

 

Приказ по Отдельному корпусу Северной армии № 15 от 19 ян­варя 1919 г., § 1:

 

«Требую, чтобы у всех чинов корпуса были одеты погоны, кокарды. Начальни­кам частей следить за тем, чтобы подведомственные им чины имели бы воин­ский вид».

 

Приказ по Северному корпусу № 66 от 18 марта 1919 г., § 1:

 

«Приказываю впредь до установления формы всем чинам корпуса на левом ру­каве под трехцветным национальным углом иметь белый крестик. Начальникам отрядов следить за исполнением сего приказа».

 

Приказ по Северному корпусу № 80 от 4 апреля 1919 г., § 4:

 

«Всем чинам корпуса являться на службу и быть при исполнении всякого рода служебных обязанностей обязательно по форме одетыми; кто же не успел обза­вестись форменной одеждой, должен иметь присвоенные по чину знаки отличия, как-то: погоны, кокарду на головном уборе и установленные нашивки на левом рукаве».

 

Приказ по Русскому добровольческому отряду самозащиты № 117 от 25 апреля 1919 г., § 6:

 

«Объявляю приказ Главнокомандующего войсками № 137 от 14 апреля 1919 г.

 

Прежние русские погоны и кокарды предоставляются только для ношения офицерам и чиновникам Северного корпуса, которые, кроме того, обязаны носить на правом рукаве тесьму из русских национальных цветов и белый крест. Кроме офицеров Северного корпуса, никто не имеет права носить прежние погоны и ко­карды русских офицеров».

 

Приказ по Русскому добровольческому отряду самозащиты № 125 от 3 мая 1919 г., § 3:

 

«Форма одежды чинам отряда самозащиты присвоена Отдельного корпуса Се­верной армии».

 

Приказ по Отдельному корпусу Северной армии № 9 от 12 июня

 

г., § 3:

 

«Командующий корпусом приказал восстановить для чинов военно-морского ведомства прежнюю форму одежды и ношение галунных погон».

 

Приказ по Русскому добровольческому отряду самозащиты № 175 от 22 июня 1919 г., § 12:

 

«Объявляю при сем приказ по Отдельному корпусу Северной армии от 18 июня за № 123.

 

§ 1. Тем гг. офицерам, кои не выражают желания ехать на фронт или служить в учреждениях и заведениях корпуса, приказываю немедленно снять форму.

 

Всем гг. офицерам и военным чиновникам, состоящим на службе в частях; уч­реждениях и заведениях корпуса, нашить на левый рукав отличительные знаки принадлежности к корпусу (шеврон из ленты национальных цветов и белый крест) и иметь при себе удостоверение на право ношения формы, выдаваемое за ответственностью их ближайших начальников.

 

§ 2. Начальникам частей представить мне список офицеров и военных чинов­ников, имеющих право жительствовать в г. Ревель и имеющих право ношения формы.

 

§ 3. Указываю на то, что большое количество офицеров в военной форме в Ре­веле производит самое нежелательное впечатление».

 

Приказ по Стрелковому генерала Деникина полку № 2 от 2 ию­ля 1919 г., § 1:

 

«При сем объявляю для руководства и точного исполнения копии приказа по войскам Псковского района № 35 от 30 июня 1919 г., § 2:

 

Объявляю для сведения и точного исполнения телеграмму начальника Полево­го штаба Северного корпуса. Командующий армией приказал, чтобы все чины Се­верной армии немедленно имели пришитый на рукаве большой белый крест со штемпелем части. Сие приказание исполнить немедленно. 26 сего июня. № 416. Начальник Полевого штаба полковник Зейдлиц. Подлинный подписал: командую­щий войсками полковник Булак-Балахович».

 

Приказ по Северо-Западной армии № 156 от 20 июля 1919 г.:

 

5 3. Походная форма 2-го стрелкового Островского полка.

 

. При сем объявляю описание походной формы 2-го стрелкового Островского полка:

 

Шинель: ныне существующего образца, серого сукна, однобортная, пуговицы по середине, малиновые канты по воротнику, обшлагам рукавов, по борту и на хлястике. Петлицы черного сукна с малиновым кантом и пуговицами.

 

Рубаха*: защитного цвета с «глухим воротником» и карманами на груди, ма­линовые канты по верхнему краю воротника, ворота (имеется в виду планка на груди. — Прим. А.Д.), обшлагам и клапанам карманов.

 

Шаровары**: произвольного образца, защитного цвета, малиновый кант.

 

Фуражка: защитного цвета, три малиновых канта.

 

Погоны: Малиновые с белыми кантами и цифрой «2». У офицеров — золотые с малиновым просветом и белыми кантами».

 

(* Офицерам разрешается носить френч с кантами по верхнему краю ворот­ника, на обшлагах и клапанах карманов.

 

** Конные чины могут иметь темно-зеленого или темно-синего цвета)

 

Приказ по Северо-Западной армии № 186 от 8 августа 1919 г., § 1:

 

«Объявляю приказ Главнокомандующего Северо-Западным фронтом от 3 авгу­ста с. г. за № 9:

 

Все получаемое обмундирование и обувь приказываю обратить на снабжение фронта. Только после того, как потребность фронта будет удовлетворена, при­ступить к снабжению тыловых частей и учреждений. Командирам полков и рав­ным им по власти начальникам донести мне по команде,, когда, сколько и что ими будет получено».

 

Приказ по Северо-Западной армии № 207 от 1 сентября 1919 г., § 3:

 

«Разрешаю офицерам и чиновникам вне службы носить штатское платье».

 

Приказ по Северо-Западной армии № 220 от 19 сентября 1919 г.:

 

«Общее количество присланного пока обмундирования для солдат — 20 ООО комплектов; в комплект входят шинель, френч, шаровары, ботинки, обмотки и снаряжение в половинном количестве.

 

По техническим условиям разгрузки английского парохода в Ревеле, обмундиро­вание в Нарву будет прибывать партиями, из которых полные комплекты пери­одически будут подаваться на фронт.

 

Этого количества комплектов не хватит для выдачи всем солдатам армии.

 

Приказываю новое обмундирование и обувь выдавать только строевым солда­там, находящимся на фронте. От строевых солдат, которым будет выдано но­вое обмундирование и обувь, отбирать все старое обмундирование и обувь, кото­рые выдавать нестроевым солдатам и всем штабам, управлениям и учреждени­ям, а затем остальное присылать через соответствующих дивизионных и кор­пусных интендантов в склад интендантства армии при письменных сведениях с показанием числа предметов по наименованиям их. Эти присланные старые ве­щи поступят в дезинфекцию и починку и будут выданы солдатам тыла.

 

Офицерское обмундирование будет выслано дополнительно.

 

Ответственность и отчет по выдаче нового обмундирования и обуви и пере­даче старого необходимого нестроевым солдатам всех частей, а также пересыл­ка оставшегося старого интендантству армии возлагаю на начальников хозяй­ственных частей и приказываю всем строевым начальникам до командиров кор­пусов проследить за точным выполнением моего приказа.

 

Командирам корпусов, начальникам дивизий и командирам отдельных частей войск немедленно по получению комплектов обмундирования и обуви телеграфиро­вать начальнику этапно-хозяйственного отдела (НЭХО) о количестве полученного.

 

Продажа как нового, так и старого обмундирования, белья и обуви будет ка­раться по всей строгости закона военного времени, причем покупатели понесут то же наказание, что и продающие.

 

На левом рукаве шинели и мундира нашить белые кресты со штемпелем части».

 

Приказ по Северо-Западной армии № 391 от 7 декабря 1919 г., § 2:

 

«Приказываю всем чинам, как на службе, так и вне ее, носить погоны и кокар­ды и всегда быть одетым по форме.

 

Приказ по армии № 207, § 3, отменяется».

 

Приказ по Северо-Западной армии № 393 от 7 декабря 1919 г., § 4:

 

«0 форме одежды.

 

Начальникам частей выработать описание походной формы и в кратчайший срок проект описания представить мне через штабы дивизий на утверждение».

rotmistr Все права защищены.
Публицистика | Военная форма | военные мемуары | Люди, События, Факты | Тактика и стратегия | Форум  | Гостевая книга | Карта моего сайта
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS