rotmistr

         О Г Л А В Л Е Н И Е


 
Всё!!!   Самое!!!   Интересное!!!   Здесь!!!

        Форменные мундиры Российской Императорской армииКто из нас сейчас , не задумываясь, может назвать воинские звания Русской Императорской армии и армий Белого движения. Молодежь вообще назвать ничего не сможет, разве. что "Адмиралъ", вот так,именно с твердым знаком. Поколение постарше выдаст набор : поручик( у все на памяти "Белое солнце пустыни и его гламур с револьвером), штабс-капитан(тут вне всякого сомнения "Адьютант его превосходительства" штабс-капитан Кольцов), капитан(капитан Овечкин из контразведки "Неуловимые мстители"), ну и атаманы, вахмистры и есаулы из "Тихого Дона" и "Тени исчезают в полдень" и еще десятки и сотни фильмов и спектаклей, в которых мелькают офицерские погоны и звания, прошли и не остались в памяти. Большинство из нас свято уверенно, что погоны и звания в Красной Армии, введенные в 1943 году практическим полностью соответствуют форме и погонам царской армии, изменились только лишь некоторые названия, вместо скажем, подпоручик, стал зваться лейтенант. Попадающиеся то в одном, то в другом художественном, а иногда в документальном произведении, офицерские звания и их пояснения настолько разнятся, что не знаешь , что и думать. Например - есаул это кто, какому аналогу воинского звания соответствует. В конце концов, стало интересно, в чем сходство, а в чем различие. Приобщение к этой теме дало такой объем материала, что на первых порах показалось, что всей жизни не хватит, чтобы все это переварить и осознать.


  Казачество  Первые сведения о казаках появились в конце 13-начале 14 веков. Тогда тюркское слово «qazaq» переводилось как «странник», или «тюркский казак», то есть - один воин, а не народ. Первые казачьи общины появились 8 середине 15 века. Слово «казак» обозначало тогда еще образ жизни, а вовсе не сообщество людей. В середине 15 века польско-литовские монархи и московские князья поручили казакам охранять от татар степные границы, а после - заселять отвоеванные земли. Такие казачьи общины состояли в основном из русских и украинцев, вскоре к ним присоединились принявшие христианство татары , бывшее местное население захваченных земель, а также некоторые Северокавказские племена. К началу Первой Mировой войны существовало 11 казачьих армий. которые насчитывали 4 миллиона 500 тысяч человек. Эти войска били рассеяны между Черным морем и Тихим океаном, вдоль Южных границ Российской Империи. Из 11 казачьих общин только 4 (Донская, Терская Кубанская и Уральская) были сформированны как этно-культурные группы. Остальные были социальными, но все общины были закрытыми наследственными кастами. Чтобы считаться казаком, нужно было родиться в казацкой семье, а произвести в казаки могло лишь царское правительство. Сначала в этой войне казаки использовались как кавалерия, а потом были переведены в пехоту и служили в окопах.









   Форменные мундиры Красной Армии
  До 1943 года, во внешнем облике советского военнослужащего преобладал суровый аскетизм. Во всяком случае, по фильмам о гражданской войне, трудно было понять о том, существовала ли в Красной Армии вообще какая-либо система внешнего отличия скажем командира роты от командира взвода. Как вообще боец Красной армии, находясь, предположим в увольнении мог понять, что перед ним командир , а не курьер в кожанке на мотоцикле. Наверное, большинство людей, не сильно интересовалось подробностями, что обозначают кубари и шпалы на петлицах красных командиров в предвоенный и военный период. Не то, чтобы совсем не было интересно, а как-то в фильмах и книгах звучали привычные "лейтенант", "капитан" или "полковник". Конечно бывали ситуации, когда при чтении книги или повести на военную тематику сталкивался с фразами типа" судя по двум шпалам на петлицах это был майор...", из памяти мгновенно выскакивал привычный нам всем погон советского майора с одной звездочкой, но развитие сюжета отвлекала от вопроса, оставшегося в подсознании до лучших времен. Будем считать, что эти лучшие времена наступили.
  




 
Форменные мундиры Третьего рейха«Я шесть лет выковывал Вермахт», — сказал как-то Гитлер, имея в виду годы с 1933 по 1939, т. е. от момента своего прихода к верховной власти в Германии до начала им же мировой войны. Тем не менее, официально о создании новой армии он объявил лишь в марте 1935 года. Часто под словом «Вермахт» подразумевают только Сухопутные войска гитлеровской Германии, считая Люфтваффе и Кригсмарине самостоятельными частями ее вооружен­ных сил. Это в корне неверно. Вермахт (Wehrmacht, что означает «силы обороны») — это и есть вооруженные силы Германии 1935—1945 годов, состоявшие из Сухо­путных войск, Люфтваффе и Кригсмарине. Однако Вер­махтом не исчерпывались все вооруженные силы Рейха. К ним необходимо причислить очень многочисленную немецкую полицию, в состав которой впоследствии вхо­дили даже танковые полки. И, конечно же, войска СС.

 
Купить ссылку здесь
(Цена: 5 руб)


Поставить к себе на сайт
Яндекс.Метрика

Не зарегистрирован
[/П] [/P]





 



Реклама 


ОБМУНДИРОВАНИЕ ЮНКЕРОВ ЕЛИСАВЕТГРАДСКОГО КАВАЛЕРИЙСКОГО УЧИЛИЩА

 ОБМУНДИРОВАНИЕ ЮНКЕРОВ ЕЛИСАВЕТГРАДСКОГО КАВАЛЕРИЙСКОГО УЧИЛИЩА
  

   Основанные в 1861 г. Елисаветградское и Тверское кавалерийские юнкерские училища первые три десятилетия не имели специальной формы одежды для своих юнкеров. Связано это было со статусом этих военно-учебных заведений, которые, в отличие от привилегированного столичного Николаевского кавалерийского училища, были ориентированы на «доставление низшим чинам из регулярных войск и урядников из дворян и обер-офицерских детей иррегулярных войск научного и строевого образования, необходимого для офицера», В училища принимались вольноопределяющиеся кавале- рийских полков, уже прослужившие, как правило, 1-2 года и сдавшие вступительный экзамен. Обычно их возраст составлял 18-20 лет, хотя попадались и более взрослые «ветераны». Юнкера учились два года и после успешной сдачи офицерского экзамена возвращались в свои полки эстандарт-юнкерами.
Затем по представлению полкового начальства они производились в офицеры. Перед поступлением в училище каждый юнкер вносил в казну своего полка денежный реверс. Эти деньги хранились при полку, принадлежали тому, кто их внес, и обеспечивали оплату офицерского обмундирования при производстве юнкера в офицеры. Соответственно размер реверса, определявшийся командиром полка, зависел от стоимости обмундирования, и в разных полках составлял от 200 до 500 рублей.
 
   В стенах училища юнкера носили форму своих полков. Единственным их отличием от прочих нижних чинов был узкий галун, нашитый по свободным краям погон. Приказом по военному ведомству от 15 января 1874 г. № 29 для вольноопределяющихся ввели специальное отличие - бело-оранжево-черный шнур, также нашитый по краям погон. Причем позднее было специально разъяснено, что у юнкеров на погонах присутствуют и шнур, и галун одновременно.
  С 1874 г. ЕКЮУ было разделено на два эскадрона: 1-й для комплектования драгунских, а 2-й - для уланских и гусарских полков Киевского, Харьковского и Одесского военных округов. Кроме того, в 1876-86 гг. при училище действовал казачий отдел. Так что общий строй елисаветградских юнкеров представлял яркую многоцветную мозаику униформ. Однако качество их обмундирования долгое время оставляло желать лучшего. Связано это было с несовершенной системой снабжения. По действовавшим правилам призванные в армию нижние чины уже ко второму году службы имели два казенных мундира, один из которых - самый новый («первого срока») хранился в цейхгаузе и выдавался для парадов. Но в правилах странным образом забыли упомянуть о выдаче дополнительных комплектов вольноопределяющимся. В результате знаменитый теоретик и организатор военного образования П.О.Бобровский, изучивший юнкерские училища южной полосы России, в том числе и ЕКЮУ, в 1870 г. писал: «Немалою заботой в училищах служит
обмундирование, которое вводит училища в большие хлопоты... Получив только один мундир, который должен прослужить два, три
года, он  должен быть в нем везде: на службе, в строю, на смотрах, в городе; в нем же он является и в училище. Мундир этот уже поношен, а другого достать негде... Поэтому-то одежда вольноопределяющихся так много отличается от одежды прочих нижних чинов, обязанных срочною службой; недостатки в одежде бывают так заметны, что полковое начальство затрудняется ставить вольноопределяющихся в строй для смотров высшего начальства. И вот, с такою-то поношенною, потертою одеждой вольноопределяющиеся являются в училище. Здесь уже каждый день приходится быть в мундире; а каково положение училищного начальства, не имеющего никаких средств исправить эту одежду? Завязывается только бесплодная переписка, и вопрос об обмундировании продолжает оставаться слабой стороной юнкерских училищ. Если окружное начальство принимало разные меры для улучшения обмундирования вольноопределяющихся, поступающих в училища, требуя исправного снаряжения и нового обмундирования, то эти меры не исправляли существенных затруднений; чаще эти требования отражались на самих вольноопределяющихся, которые, не имея возможности добыть второго мундира, отказываются от поступления в училище». Вскоре, во многом благодаря деятельности П.О.Бобровского, эта ситуация была исправлена.

 
 







   С воцарением Александра III армейские уланские и гусарские полки 18 августа 1882 г. были переименованы в драгунские. Соответственно вся армейская кавалерия стала драгунской и 31 октября 1882 г. получила общее драгунское обмундирование. Тем не менее, строй училища продолжал представлять яркое зрелище. "Выпускник ЕКЮУ 1894 г. В.К.Фурман позднее вспоминал: «В период
прохождения курса в Училище юнкера числились в списках своих частей и носили поэтому полковую форму, имея на погонах лишь узкий юнкерский галун. Несмотря на то, что в то время все без исключения полки армейской регулярной кавалерии были драгунскими, эскадроны юнкеров имели в строю довольно пестрый вид. Дабы по возможности сгладить эту пестроту, в первый эскадрон зачислялись юнкера, имеющие на погонах, петлицах, околышах фуражек и верхушках парадных барашковых шапок (драгунок) - красное приборное сукно и цвета, приближающиеся к красному, т.е. краповый, малиновый, розовый. В первый эскадрон зачислялись и конно-артиллеристы и юнкера Крымского конного дивизиона (впоследствии полка). Зато во 2-м эскадроне сгладить указанную пестроту цветов было совершенно невозможно. Рядом в строю стояли желтые, синие, белые, бирюзовые, коричневые. Во 2-м эскадроне были юнкера Осетинского конного дивизиона, носившие форму Кавказских казачьих частей (черкеску). Совершенно случайно в мое время во 2-м эс-
кадроне был единственный военно-училищный юнкер Л.-Гв. Гродненского гусарского полка Анатолий Телегин, выделявшийся своею исключительно, как известно, красивой формой».
  В дополнение к этим воспоминаниям следует упомянуть, что в 1888 г. Харьковский военный округ был упразднен с передачей его
6 губерний Киевскому (4) и Московскому (2) округам. Зато все активней в училище стали направляться юнкера из кавалерийских и конных полков Кавказского военного округа, что, естественно, только способствовало пестроте обмундирования. Кроме того, своей униформе юнкера пытались придать дополнительный шик качеством ее изготовления. В.К.Фурман позднее вспоминал: «Кто не знал братьев Музыкантовых, славившихся мастерством так шить всевозможные кавалерийские формы, что его знала вся русская гвардейская и армейская конница. Многие офицеры специально приезжали в Елисаветград из разных, часто отдаленных, концов России, чтобы шить обмундирование у Музыкантовых. А кто не помнит юнкерских сапожников Бухгалтера и Таранцова, этих виртуозов по части шитья
лакированных и шевровых юнкерских сапог, гусарских ботиков и ботинок. Кто не знает Шапошников Барского и других, украшавших
многие тысячи юнкеров головными уборами всевозможных цветов и оттенков. А седельный мастер Трегер, мало чем уступавший знаменитому петербургскому Вальтеру и Коху. Все эти лица в течение ряда лет кормились и создавали себе огромные состояния за счет
Елисаветградских юнкеров».
 

  Как ловко вели дела елисаветградские поставщики, можно увидеть на примере фуражечников. До 1907 г. летняя форма юнкеров
предусматривала на цветной суконной фуражке белый чехол, целиком закрывающий тулью, околыш и козырек. Но для удобства
юнкера предпочитали заказывать себе легкие белые фуражки, которые с замечательной готовностью делали местные умельцы. Однако
в достаточно пыльном Елисаветграде белоснежный козырек и тулья быстро теряли первоначальный цвет, и юнкерам приходилось
снова и снова спешно заказывать новые головные уборы, обогащая предприимчивых фуражечников. Помимо парадной формы юнкеров, различной по полкам, существовала также внутриучилищная или, как сказали бы современным языком, повседневная одежда. На строе-
вых занятиях юнкера ЕКЮУ носили одинаковые темно-серые гимнастерки с погонами своих полков, при ременных поясах (правда, один
учебный год - с 1887 по 1888 - гимнастерки в виде исключения были коричневого цвета). Никаких отклонений от формы в течение учебных занятий не допускалось. Офицеры и портупей-юнкера (прозванные за поперечные нашивки на погонах «нашивочными») придирчиво следили, чтобы каждая пуговица была застегнута, одежда вычищена и опрятна, на обуви - ни пылинки. Юнкер, получивший разрешение на отпуск, должен был быть одетым «с иголочки». Обязательным элементом формы являлись собственные белые замшевые
перчатки. Сохранить их белизну было не просто. Но здесь на помощь юнкерам неизменно приходил швейцар Виктор - бывший взводный унтер-офицер Бугского полка, ветеран русско-турецкой войны 1877-78 гг., служивший при училище более 30 лет. Только ему известным способом почтенный бородач отбеливал утратившие белоснежность перчатки, на чем зарабатывал сам, а заодно и экономил деньги юнкеров. Им уже не приходилось бесконечно заказывать и покупать новые перчатки.
  Вооружение юнкеров состояло из драгунской шашки и винтовки. Первоначально в ножнах шашки образца 1881 г. было предусмотрено гнездо для штыка, выдолбленное в деревянной части. Но с 1888 г. для облегчения ножен вместо деревянного гнезда были введены под штык два металлических кольца. Эскадронные вахмистры вместо винтовок имели револьверы. Все оружие выдавалось казенное. При отправке в училище юнкер сдавал свою винтовку в полку, а, прибыв в Елисаветград, получал взамен училищную, которая при окончании учебы сдавалась. Если при осмотре оказывались ржавчины и раковины, то за винтовку взимали ее стоимость (восемь рублей), и она становилась собственностью юнкера. Как говорили в этих случаях - «окончил с почетным оружием». Многие брали это «почетное оружие» домой, поскольку оно годилось для охоты. Кроме этого оружия в училище использовались пики обр. 1862 г., к которым в январе 1880 г. были установлены флюгера драгунского образца с желтыми косицами. Однако в 1883 г. пики сняли с вооружения.
   Наконец, 17 июня 1896 г. для юнкеров военно-училищного курса ЕКЮУ была утверждена одинаковая форма одежды, объявленная
приказом по военному ведомству от 21 июня 1896 г. № 150. Первая форма елисаветградцев устанавливалась по образцу армейских драгун, с алым прикладным сукном, серебряным металлическим прибором и отличиями военных училищ. Правила ношения соответство-
вали принятым в драгунских полках (см. текст приказа).
 
  Введение собственной формы во многом было обусловлено тем, что в соответствии с приказом по военному ведомству от 6 сентября 1896 г. № 225 в Елисаветградское училище с 1896/97 учебного года стали принимать не только вольноопределяющихся из полков, но и молодых людей со стороны. Такая практика началась еще в 1892 г., когда открылись 2 отделения с военно-училищным курсом. Но поступавшие в них кадеты и лица со средним образованием продолжали номинально зачисляться вольноопределяющимися в драгунские полки, приобретать и носить их форму. По новым же правилам такие лица поступали юнкерами напрямую в училище без зачисления в полки и обмундировывались одинаково на казенный счет. Вольноопределяющиеся же продолжали носить полковую форму собственного приобретения. Исключение представляли лишь вольноопределяющиеся, имевшие право по своему образованию и происхождению на поступление в кадетские корпуса. Их также одевали за счет казны. Однако доля казенного обмундирования не должна была превышать 2/3 наличного числа всех поступивших юнкеров. При выпуске из училища юнкерам, состоявшим на казенном обмундировании, выдавалось пособие на офицерское обмундирование - 225 рублей. В таком виде форма юнкеров просуществовала недолго, поскольку уже 24 января 1897 г. был высочайше утвержден новый образец драгунского мундира - с двумя рядами гладких оловянных пуговиц на груди и пуговицей на каждом клапане воротника. Одновременно при этом мундире отменялось ношение алых кушаков (кроме вахмистров). 26 июня 1899 г. барашковую шапку для южных военных округов, в том числе Одесского, к которому принадлежало ЕКЮУ, отменили совершенно. Вместо нее была установлена фуражка прежней расцветки, но с козырьком и государственным гербом на тулье.
  
  После 1900 г., когда главным начальником военно-учебных заведений стал великий князь Константин Константинович, воспитанникам
старших классов кадетских корпусов и юнкерам вышло некоторое «послабление». Разрешено было курить, иметь карманные часы,
носить усы, бороды и бакенбарды, а вскоре последовали новые изменения формы. 22 июля 1901 г. высочайше было утверждено новое
описание обмундирования юнкеров ЕКЮУ. Сразу оговаривалось, что «все предметы обмундирования и снаряжения одинаковые с установленными для нижних чинов армейских драгунских полков». Мундир полагался прежнего образца с алой выпушкой по воротнику, обшлагам, карманным клапанам и левому борту. Петлицы на алых клапанах воротника и обшлагах отменялись. Погоны устанавливались алые с темно-зеленой выпушкой и шифровкой - Е.Ю. Погоны, воротник и обшлага обшивались по внешнему краю серебряным полуштабским галуном. Шаровары устанавливались «серосиневатые, без выпушки, укороченные, для носки в сапоги» с привязными
шпорами. В качестве повседневной одежды юнкера использовали темно-зеленую суконную рубаху образца 1890 г. с алой выпушкой
на воротнике и погонами без галуна. Летом полагалась белая полотняная рубаха образца 1885 г. с пристяжными цветными погонами,
обшитыми галуном. Шинель и фуражка с гербом оставались без изменения.
    С преобразованием в 1902 г. ЕКЮУ в Елисаветградское кавалерийское училище (ЕКУ) и окончательным его переходом с 1904 г. на
новую образовательную программу в форму училища 16 июля 1904 г. были высочайше внесены следующие изменения:
1) на воротнике и обшлагах положены в 1 ряд петлицы из белевой тесьмы;
2) на погонах отменена шифровка;
3) пуговицы вместо гладких положены образца, установленного 26 февраля 1902 г. для пехотных военных училищ - с изображением орла в «лучеобразном» сиянии;
4) фуражка положена: тулья алая с темно-зеленой выпушкой и гербом военных училищ из белого металла, околыш темно-зеленый,
козырек черный. Но уже 9 октября 1904 г. последовало указание иметь на пуговицах и фуражках государственный герб без сияния.
3 августа 1908 г. для юнкеров ЕКУ была высочайше установлена новая форма. Объявлявший ее приказ по военному ведомству от 20 августа 1908 г. № 366 гласил: «В Елисаветградском и Тверском юнкерском кавалерийских училищах:
а) присвоить всем офицерам, юнкерам и штатным нижним чинам уланскую форму обмундирования, но с армейскими отличиями
и серебряным прибором, причем Елисавеградскому училищу с алым приборным сукном, а Тверскому - с синим. На эполетах и погонах
шифровки не иметь,
б) мундирное сукно этим училищам присвоить темно-зеленое,
в) сохранить ныне существующие фуражки [но уже без герба на тулье - В.П.}; и разрешить донашивать во всех... училищах ныне существующую форму обмундирования до 1-го Января 1910 года».
 


  24 марта 1909 г. приказом по военному ведомству № 157 в качестве парадного головного убора была введена уланская шапка с черным лакированным колпаком и донцем. На шейку донца при парадной форме надевалась алая суконная накладка, обшитая по верху узкой белой тесьмой, а по низу - такой же широкой (1/8 вершка). Грани накладки обшивались белым шнуром. Этишкет унтер-офицерский. Спереди шапки первоначально крепился серебряный двуглавый орел. Но уже приказом по военному ведомству от 9 февраля 1912 г. № 85 вместо орла на шапки был присвоен серебряный герб военно-учебных заведений - орел в сиянии. При парадной форме с левой передней стороны в специальное гнездо рядом с кокардой вставлялся белый волосяной султан. Красивый головной убор служил предметом особой гордости елисаветградских юнкеров. Например, юнкер Женька Балк, отправляясь в театр или цирк, в обязательном порядке покупал два билета. На втором кресле он устраивал свою замечательную шапку. Еще большую значительность, по мнению Женьки, придавал ему вставленный в глаз монокль.
  

  Приказом по военному ведомству от 22 мая 1912 г. № 268 вместо темно-зеленой суконной рубахи юнкерам был присвоен походный
мундир по образцу Николаевского кавалерийского училища. Однако на многочисленных фотографиях 1912-17 гг. походные мундиры
не встречаются. Юнкера в основном носили рубахи с цветными погонами.
  Особое значение в обмундировании юнкеров имели шпоры. Исстари, независимо от того, зачислен ли в ЕКУ (ЕКЮУ) поступивший
из числа вольноопределяющихся кавалерийских полков или же из числа выпускников средних учебных заведений, носить шпоры они не имели права. Шпоры являлись наградой за хорошую езду. Этот порядок культивировался и начальством училища. Ротмистр Дудышкин описывает забавное происшествие, случившееся с прибывшим на младший курс ЕКУ студентом Подковщиковым: «Довольно высокий, худой брюнет слегка еврейского типа и с ногами в форме икс, он явился в белоснежном студенческом кителе, светло-голубых рейтузах «галифе» и в сапогах с оглушительно гремящими шпорами, вместо нижнего ремня, на которых была цепочка. В его руках красовался стэк с тяжелой серебряной ручкой в форме торса обнаженной женщины. Этот неудачный грим спортсмена придавал ему необычайно карикатурный вид. К несчастью для Подковщикова в день нашей явки дежурным был ротмистр Яр, который пришел в бешенство, узрев на Подковщикове шпоры такого вида. Приказав их немедленно ему снять, Яр вызвал к себе вахмистра Тихонравова и за подобное святотатство приказал ему дать «Господину Галифе» десять нарядов на дневальство вне очереди».
  Прибывшие в училище «звери» начинали обучаться верховой езде с начала августа месяца. К концу октября они постепенно приобретали посадку и оттачивали свою езду в зимнем манеже. Большинство уже к Рождеству получало шпоры и «болтающиеся»
представляли редкое исключение. Вручение шпор сопровождалось специальным ритуалом. Традиционно ночь после получения
шпор юнкер должен был проспать в них. Статус шпор был неким отзвуком древних рыцарских времен. В то же время это подталкивало к усердному владению верховой ездой, т.к. и при выходе в отпуск, и на балах шпоры надевали лишь те, кто их заслужил.
  К сожалению, сегодня трудно судить о неписаных правилах ЕКУ. Далеко не все они упомянуты в редких мемуарах и воспоминаниях. Например, не исключено, что в ЕКУ практиковался обычай, принятый в Тверском кавалерийском училище, равнявшемся на елисаветградцев. Описывая подготовку к присяге 22 октября 1908 г., один из бывших тверцов вспоминал: «За 2-3 дня до присяги
Начальник училища... осматривал всех молодых юнкеров сам, чтобы было все по форме сделано и хорошо пригнано, и был удивлен,
когда заметил, что у некоторых юнкеров темляки были старые. Была традиция Училища - за особенную отчетливость «корнет» дарил «зверю» свой темляк, который с достоинством и носил молодой. Полковник пожимал плечами, но традиции не менял». Вероятно, нечто подобное существовало и в ЕКУ.
 

  Подобные внешние и внутренние традиции пронизывали всю жизнь училища. Например, распорядком предусматривалось, что юнкера должны сами чистить свою одежду и обувь. Но в то же время не возбранялось нанимать для этих целей училищных служителей, которые за деньги также стирали юнкерам их носильное белье. Училищная стирка предусматривалась только для казенного постельного белья. Плата за чистку составляла обычно от 3-х до 5-ти рублей в месяц, а за стирку - дополнительно. Юнкерские дортуары( дортуар - общая спальня в закрытых учебных заведениях)обставлялись по спартански скромно. Персонифицированы были лишь кровать и табурет. Отходя ко сну, юнкер с большим тщанием складывал свою одежду в ногах кровати так называемыми квадратиками. В результате из одежды получалась пирамидка, которую венчал свернутый в трубку пояс. Одежда парадная, зимняя и другие аксессуары хранились в цейхгаузе училища.
  Особым направлением училищного воспитания считалась выработка военной выправки. От юнкера требовалось сочетание осанки, сноровки и четких приемов. Закладывалась знаменитая выправка, сохранявшаяся на всю жизнь и даже через многие десятилетия позволявшая узнать бывшего императорского офицера. Также обязательным для юнкера считалось выполнение многочисленных
традиций «славной южной школы». Например, пешком по городу юнкер мог идти лишь в том случае, если в его руках ничего не было.
Если же в его руках имелся хотя бы крошечный пакетик или букетик цветов, то будущий офицер должен был брать извозчика. Пользоваться трамваем запрещалось. Перечень неписаных правил был велик, но непререкаем. Вот лишь некоторые из них:
- не брать одноконного извозчика, а всегда парного;
- не посещать второсортных ресторанов;
- не ходить в театр на галерку;
- в отпуске носить только свою одежду, пользуясь шинелью и мундиром, точно пригнанными по фигуре;
- не носить казенных шпор, а покупать свои, главным образом савельевские - изготовленные в знаменитой петербургской мастерской Савельева.
  Своеобразной проверкой знания юнкерами корпоративного этикета считались субботние вечера («субботники») в имении генерала
Г.Н.Лишина «Балашовка» и, особенно, училищные и эскадронные балы, устраиваемые 26 ноября (день Св. Великомученика и Победоносца Георгия), 6 декабря - праздник 1-го эскадрона (день Св. Николая, Мирликийского чудотворца), 8 ноября - праздник 2-го эскадрона (день собора Архангела Михаила и прочих бесплотных сил). На балы приглашались многочисленные гости, съезжались помещики из окрестных имений. Когда в Елисаветграде стояла 7-я кавалерийская дивизия, то на главном балу играли трубачи Ольвиопольского и Белорусского полков. Балы училища являлись важной частью протокольной жизни всего уезда.
  Культивировавшиеся в училище навыки и традиции давали кавалерийским офицерам ту внешнюю выправку, которая разительно
отличала их в годы I Мировой войны от опереточных «зем-гусар» и «гидро-улан», обвешивавшихся для бравого вида шашкой, револьвером, биноклем, принадлежностями для топографических съемок, громадными шпорами и пр.



«Цейхгауз» № 18  Виктор Петраков


Литература
Приказ по военному ведомству от 7 декабря 1878 г. № 337.
Вобровский И.О. Заметки о состоянии некоторых юнкерских училищ. // Военный сборник. 1870. № 11.
Военная быль. 1956. Июль. № 19. С. 16.
Военная быль. 1956. Ноябрь. № 21. С. 8.
Незабываемое прошлое славной русской школы. Елисаветградское кавалерийское училище в воспоминаниях питомцев школы к    столетию со дня основания училища. Нью-Йорк, 1965, С. 126.


rotmistr Все права защищены.
Публицистика | Военная форма | военные мемуары | Люди, События, Факты | Тактика и стратегия | Форум  | Гостевая книга | Карта моего сайта
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS