rotmistr

         О Г Л А В Л Е Н И Е


 
Всё!!!   Самое!!!   Интересное!!!   Здесь!!!

        Форменные мундиры Российской Императорской армииКто из нас сейчас , не задумываясь, может назвать воинские звания Русской Императорской армии и армий Белого движения. Молодежь вообще назвать ничего не сможет, разве. что "Адмиралъ", вот так,именно с твердым знаком. Поколение постарше выдаст набор : поручик( у все на памяти "Белое солнце пустыни и его гламур с револьвером), штабс-капитан(тут вне всякого сомнения "Адьютант его превосходительства" штабс-капитан Кольцов), капитан(капитан Овечкин из контразведки "Неуловимые мстители"), ну и атаманы, вахмистры и есаулы из "Тихого Дона" и "Тени исчезают в полдень" и еще десятки и сотни фильмов и спектаклей, в которых мелькают офицерские погоны и звания, прошли и не остались в памяти. Большинство из нас свято уверенно, что погоны и звания в Красной Армии, введенные в 1943 году практическим полностью соответствуют форме и погонам царской армии, изменились только лишь некоторые названия, вместо скажем, подпоручик, стал зваться лейтенант. Попадающиеся то в одном, то в другом художественном, а иногда в документальном произведении, офицерские звания и их пояснения настолько разнятся, что не знаешь , что и думать. Например - есаул это кто, какому аналогу воинского звания соответствует. В конце концов, стало интересно, в чем сходство, а в чем различие. Приобщение к этой теме дало такой объем материала, что на первых порах показалось, что всей жизни не хватит, чтобы все это переварить и осознать.


  Казачество  Первые сведения о казаках появились в конце 13-начале 14 веков. Тогда тюркское слово «qazaq» переводилось как «странник», или «тюркский казак», то есть - один воин, а не народ. Первые казачьи общины появились 8 середине 15 века. Слово «казак» обозначало тогда еще образ жизни, а вовсе не сообщество людей. В середине 15 века польско-литовские монархи и московские князья поручили казакам охранять от татар степные границы, а после - заселять отвоеванные земли. Такие казачьи общины состояли в основном из русских и украинцев, вскоре к ним присоединились принявшие христианство татары , бывшее местное население захваченных земель, а также некоторые Северокавказские племена. К началу Первой Mировой войны существовало 11 казачьих армий. которые насчитывали 4 миллиона 500 тысяч человек. Эти войска били рассеяны между Черным морем и Тихим океаном, вдоль Южных границ Российской Империи. Из 11 казачьих общин только 4 (Донская, Терская Кубанская и Уральская) были сформированны как этно-культурные группы. Остальные были социальными, но все общины были закрытыми наследственными кастами. Чтобы считаться казаком, нужно было родиться в казацкой семье, а произвести в казаки могло лишь царское правительство. Сначала в этой войне казаки использовались как кавалерия, а потом были переведены в пехоту и служили в окопах.









   Форменные мундиры Красной Армии
  До 1943 года, во внешнем облике советского военнослужащего преобладал суровый аскетизм. Во всяком случае, по фильмам о гражданской войне, трудно было понять о том, существовала ли в Красной Армии вообще какая-либо система внешнего отличия скажем командира роты от командира взвода. Как вообще боец Красной армии, находясь, предположим в увольнении мог понять, что перед ним командир , а не курьер в кожанке на мотоцикле. Наверное, большинство людей, не сильно интересовалось подробностями, что обозначают кубари и шпалы на петлицах красных командиров в предвоенный и военный период. Не то, чтобы совсем не было интересно, а как-то в фильмах и книгах звучали привычные "лейтенант", "капитан" или "полковник". Конечно бывали ситуации, когда при чтении книги или повести на военную тематику сталкивался с фразами типа" судя по двум шпалам на петлицах это был майор...", из памяти мгновенно выскакивал привычный нам всем погон советского майора с одной звездочкой, но развитие сюжета отвлекала от вопроса, оставшегося в подсознании до лучших времен. Будем считать, что эти лучшие времена наступили.
  




 
Форменные мундиры Третьего рейха«Я шесть лет выковывал Вермахт», — сказал как-то Гитлер, имея в виду годы с 1933 по 1939, т. е. от момента своего прихода к верховной власти в Германии до начала им же мировой войны. Тем не менее, официально о создании новой армии он объявил лишь в марте 1935 года. Часто под словом «Вермахт» подразумевают только Сухопутные войска гитлеровской Германии, считая Люфтваффе и Кригсмарине самостоятельными частями ее вооружен­ных сил. Это в корне неверно. Вермахт (Wehrmacht, что означает «силы обороны») — это и есть вооруженные силы Германии 1935—1945 годов, состоявшие из Сухо­путных войск, Люфтваффе и Кригсмарине. Однако Вер­махтом не исчерпывались все вооруженные силы Рейха. К ним необходимо причислить очень многочисленную немецкую полицию, в состав которой впоследствии вхо­дили даже танковые полки. И, конечно же, войска СС.

 
Купить ссылку здесь
(Цена: 5 руб)


Поставить к себе на сайт
Яндекс.Метрика

Не зарегистрирован
[/П] [/P]





 



Реклама 


Тарас Бульба - ПЕРВАЯ КРОВЬ или куда понесло Остапа.

   Полку экранизаций прибыло, премьера художественного фильма «Тарас Бульба» по мотивам одноимённой гоголевской повести. Именно «по мотивам», ибо, по словам режиссёра картины В.Бортко, в процессе подготовки сценария оригинальный текст был несколько изменён. Были добавлены эпизоды, «которых у Гоголя нет, но которые он мог бы написать»Известно также, что добрых 60 процентов экранного времени будут занимать батальные сцены. Круглым счётом пять боевых эпизодов.

 Откровенно говоря, не совсем понятно, как среднестатистический зритель, если только он пребывает в здравом уме и в твёрдой памяти, будет способен адекватно «переварить» такое количество драк и боёв в одном двухчасовом (точнее, 150-минутном) фильме. В общей сложности получается полуторачасовая битва, примерно так! И ладно, если бы все эти баталии были достоверно поставлены и вооружение статистов соответствовало историческим реалиям. Увы. Ни того, ни другою в фильме не будет. Что это именно так, попытаемся разобраться. Начнём, пожалуй, с вооружения и снаряжения.

  Несмотря на то, что в гоголевской повести упоминаются некоторые исторические события и реальные личности, однако период происходящих в ней действий можно установить лишь косвенно. В повести однозначно сказано, что Тарас Бульба — полковник. Должность, немалая. Об уровне его достатка можно судить уже по наличию в его доме большой изразцовой печи, доступной только весьма зажиточным «старшинам» и шляхтичам, не говоря о хуторах и целых конских табунах, ему принадлежащих. Похоже, Бульба не просто казак, а — реестровый. Он ведь, если верить повести, постоянно не живёт на Сечи, но располагает собственным поместьем. А если он состоит в реестре, то, следовательно, на должность полковника поступил не по выбору, а по назначению.  Вопрос, кто его назначил на эту должность?  Надо полагать в реестр польского государства 17 века Бульбу внес сам режиссер  киношедевра. Для информации, с конца 1620-х годов отношения между реестровцами и запорожцами были довольно натянутыми. Тем более, что некоторая часть реестровой «старшины» перешла из православия в унию. Дело дошло до убийства запорожцами гетмана реестровых казаков Григория Савича-Чёрного, что стало поводом к активному противостоянию. Поляки, разумеется, поддерживали реестровцев. Так что если бы такой полковник, как Бульба, вздумал воевать на стороне запорожцев, как в повести, то он, в лучшем случае, рисковал бы потерей должности и достатка, в худшем — головой.

     Когда Гоголь писал эту повесть, то вряд ли заботился об элементарной сверке дат и событий. Дело в том, что упомянутая в ней осада Дубно казаками действительно имела место, но произошло это уже в ходе восстания Хмельницкого, когда в 1648 году авангард его армии под командованием Максима Кривоноса вознамерился захватить сокровища князей Острожских-Заславских, хранившиеся в дубненском замке. Город был взят казаками, но замок устоял, и Кривоносу пришлось уйти ни с чем.  Действия, описанные Н. Гоголем, разворачивались во второй половине 1630-х годов; в конце повести упоминается восстание под предводительством Остряницы и Гуни 1637-1638 годов. Из этих временных рамок и будем исходить в опенке достоверности вооружения и снаряжения, показанного в фильме. Правда, такого рода временные ориентиры можно применить лишь к «супостатам», ибо нечто, напяленное на запорожцев в фильме, — мало сказать, совершенно не соответствует эпохе, просто ни в какие ворота не лезет. Подобных клоунских нарядов они не носили никогда. Чего стоят одни только шапки, а то и целые папахи, с чрезвычайными шлыками, свисающими едва ли не до пояса, но уж до плеч — наверняка. Интересно, где киношники их высмотрели? Уж точно не на старинных изображениях, а на головах современных «шароварников». Остальной наряд «типичного» запорожца представляет собою дикую мешанину из звериных шкур, грязных и засаленных рубах, кожаных жилеток «от бедности», шаровар фасона «шире моря»( широкие штаны запорожцами действительно использовались, но во время морских походов, отнюдь не для войны на суше. Такая одежда не сковывала движений, особенно в тех случаях, когда предстояло брать вражеское судно на абордаж. Гийом Левассер де Боплан так описывал одежду казака, отправлявшегося в морской поход: «Одетые казаки в рубашку и шаровары, имеют ещё одни сменные, плохонькую свитку и шапку».) , непременных сапог на высоких каблуках с голенищами до колен, широких якобы гуцульских поясов, голых торсов и (а как же без них-то!) кожаных нарукавников, на которых впору уже пробы ставить. У других персонажей, изображающих казацкую «старшину», эти костюмы «а-ля Попандопуло» (помните такую личность из оперетты «Свадьба в Малиновке»?) дополнены громадными ринграфами, которые ещё и подвязаны ремнями подмышками, кольчугами и латными наплечниками. Особенно любопытен «боевой наряд» Тараса Бульбы, включающий, помимо кольчуги, наручи, наплечники и ожерелье, сделанные из... кожи! На этом ожерелье у него помещено чеканное (?) изображение, копирующее оттиск печати Запорожского низового войска, а именно «казак в ходу, повёрнутый полупрофилем, с саблей при боку и с ружьём на левом плече», характерный для начала XVII века. Ну, кольчуги у казацкой «старшины», поди  и водились, как, например, у Хмельницкого или Кривоноса, но латы... это, пожалуй, перебор. Да и с ринграфами в те времена ходили разве что западноевропейские офицеры. Чья буйная фантазия породила таких монстров? Неужели многоуважаемые художники и реквизиторы чересчур засмотрелись на «Властелина Колец» или на новоявленных «300 спартанцев»? А может быть, это от элементарного нежелания ознакомиться с имеющейся литературой по истории украинского костюма, с данными археологических раскопок, описаниями современников? И потом, неужели так уж трудно связаться со специалистами из групп исторической реконструкции, ведь они который год кропотливо и с завидной настойчивостью занимаются восстановлением наружного облика украинских казаков XVII века? Как минимум две такие группы существуют на Украине, а именно «Киевський реестровый козацький полк» и «Подильська повстанська купа». Уж там-то наверняка нашлись бы специалисты-историки (скажем больше — они там есть), которые всё, что касается одежды и снаряжения запорожца, растолковали бы и по полочкам разложили. Ах, да, у нас ведь «собственное видение». Нам главное — эффект, «крутизна», зрелище, рейтинг и всё такое. А книжки читать и со специалистами советоваться нам некогда, мы творим нетленку! Ну, сколь нетленной окажется эта «фильма» — поживём, увидим, но и того, что имеется, вполне достаточно, чтобы убедиться: в фильме нас откровенно дурят.


  Начнём с обуви. Судя по реальным предметам, извлечённым в результате раскопок на месте Берестецкой битвы, сапоги, использовавшиеся запорожцами, шились без каблуков и на мягкой подошве. Другими словами, они не были приспособлены для постоянной езды верхом. Это вполне понятно. Современники описывали запорожцев, прежде всего, как пехотинцев, славившихся своим умением метко стрелять и довольно быстро возводить полевые укрепления; к запорожцам в своё время было применено определение «рушничное войско» (не от слова «рушник», а от «рушницы» — ружьё). Разумеется, многие запорожцы умели ездить верхом, однако запорожская конница как таковая была малочисленна и не могла сравниться с польской. Это, собственно, и вынудило Хмельницкого искать союза с татарами. Голенища казацких сапог, как правило, доходили до середины голени, причём у некоторых образцов передняя его часть заметно возвышалась над задней, доходя до колена. На пяточной части крепилась стальная подковка.

Одежда казака в целом, кроме сапог, включала неширокие штаны, рубаху, просторный и длиннополый кафтан с широкими рукавами, застёгивавшийся на крючки или пуговицы, а также округлую шапку с меховой оторочкой. Покрой был подобен польскому, с незначительными отклонениями. Правда, приведённый перечень больше подходит к реестровцам, нежели к запорожцам, ибо, в отличие от последних, реестровые казаки получали довольствие от правительства и не могли позволить себе существенное разнообразие. Одежда запорожцев наверняка была гораздо более пёстрой, в части покроя и фасона, и, вероятно, включала элементы татарского, турецкого и польского костюма, так как многие предметы захватывались в ходе военных походов. Цвета повседневной одежды были неброские.

 В отношении поясов заметим: не отрицая принципиальной возможности использования некоторыми запорожцами гуцульских поясов, вряд ли они были типичны для основной их массы. Опять-таки, судя по находкам из Берестечка, популярностью пользовались длинные кожаные пояса шириной около 2-А см и длиной от 70 см до 1,5 м, застёгивавшиеся на пряжку. Многие из них орнаментировались простым тиснёным или вышитым узором. Отдельные экземпляры украшались даже растительным орнаментом. Пряжки носят следы серебрения. Предположительно, находились в употреблении и тканые пояса. К поясу каждого казака был подвешен специальный кожаный футляр с деревянной ложкой, кошель (а то и два), нередко украшенный вышитым орнаментом или аппликацией, нож в ножнах, а частенько ещё и кисет, мешочки для пуль, а также моток фитиля. Те из казаков, кто располагал ружьями или пистолетами с колесцовыми замками, носили на поясе ешё и ключ для заведения замка. Сабля крепилась к отдельному поясу. У киношных «попандопул» (как-то даже неловко назвать этих персонажей казаками) на поясах ничего этого нет, кроме разве что сабли, да и носят её некоторые «старым бармалейским способом», заткнув за пояс без каких-либо признаков ножен.

 Ещё одним непременным атрибутом снаряжения казаков (действительно очень хороших стрелков) была пороховница, вернее, даже две. В одной, снабжённой дозатором, хранили основной порох для заряжания ружья, в другой, натруске, — затравочный порох. Чаще всего такие пороховницы изготавливали из древесины дуба и обшивали кожей. По своей форме они напоминали рог. Впрочем, запорожцы могли пользоваться и западноевропейскими экземплярами. Натруски были меньшего размера и изготовлялись как из дерева, так и из кости. В фильме, разумеется (а как может быть иначе!), пороховницы в количестве «одна штука» присутствуют только у считанных персонажей. Очевидно,  Бортко считает казаков настолько крутыми, что те могут обходиться и незаряженными ружьями.  Мало того, чрезплечные ремни, на которых подвешены пороховницы, время от времени заправляются под пояс. Ну, чтоб не болтались. Да и концы этих ремней прикреплены к горлышку пороховницы сверху. То есть всё сделано для того, чтобы максимально «ускорить» процесс заряжания... Сразу понятно, что уважаемые киношники не то, что в натуре, но и на картинках вряд ли видели настоящую пороховницу, иначе знали бы, что казацкая пороховница подвешивалась на кожаной или шнуровой петле, продетой сквозь отверстие, сделанное в верхней части корпуса, сбоку от горлышка.

  Отдельного упоминания заслуживает снаряжение главного персонажа, сиречь Бульбы. Во-первых, на груди у него красуется кожаная лядунка с чеканной серебряной крышкой. Не рановато ли? Такие орнаментованные лядунки появились лет через сорок после событий, описанных в повести. Да и то — у поляков. Что касается принципиальной возможности использования лядунок в 1630-х годах, то здесь трудно что-либо сказать однозначно. На месте Берестецкой битвы были найдены аналогичные предметы, принадлежавшие запорожцам. Но битва произошла в 1651 г Присутствовали ли лядунки ранее — определённо ответить мы не можем. Во-вторых, на ремне через плечо висит натруска круглой формы, характерная, скорее, для середины XVII века, нежели для его первой половины. Да и подвешена она таким образом, что её горлышко находится не то что параллельно земле, а даже несколько наклонено вниз! Эй, Тарас, погляди-ка, есть ли у тебя ещё порох в пороховнице? Только, чур, не удивляйся.

 Ну и два слова о вооружении и ранговых знаках у киношных «попандопул»( таким звучным эпитетом наградили «киноказаков» жители города Каменец-Подольского, в котором проходила большая часть съёмок. Ешё бы. Ведь именно в Каменец-Подольском каждую осень проводится один из наиболее представительных фестивалей исторической реконструкции). Очень уж они любят в повседневной обстановке расхаживать с пистолетами за поясом. Вот и Андрий, пробираясь в осаждённый  Дубно к своей возлюбленной, тоже запасся парой пистолетов. Кроме того, у большинства запорожцев пистолеты явно балканского типа и относятся эдак к XVIII веку — небезопасно вот так за поясом их постоянно носить. Не только потому, что может самопроизвольно пальнуть, а ещё и затравочный порох от долгого ношения пистолетов на открытом воздухе может отсыреть. Или просыплется с полки. Ну, а ежели,  пистолет не заряжен — зачем он нужен? Для красоты? Так ведь тогдашний пистолет отнюдь не пёрышко, это ведь не киношная поделка из пластика, чего доброго пояс лопнет. А уж как эти пистолеты, когда они вертикально торчат из-за пояса, «помогают» во время рукопашной! Особенно всаднику. Нет, мы не хотим сказать, что пистолет за поясом — принципиальный нонсенс. Вовсе нет. Пистолеты за пояс действительно затыкали. Существовали экземпляры и со специальными зажимами для подвешивания к поясу. Более того, случалось, что их засовывали и в голенища сапог. Но делали это непосредственно перед боем. Постоянно с коллекцией «стволов» никто не ходил. Да и в бою хватались за саблю или шпагу уже после того, как были разряжены пистолеты; их в пылу боя после выстрела зачастую просто бросали. И, если уж на то пошло, давайте вспомним, что в повести Андрий пробирался в город по подземному ходу, «тёмному и узкому земляному коридору», вход в который был чуть более «отверстия, бывающего в хлебной печи», да ещё и с мешком хлеба за плечами. Наплечники (они у него даже не польские, а скорее западноевропейские), пистолеты и сабля тут как нельзя кстати!

 Запорожские кинопушки, вернее, их лафеты, заслуживают всяческого удивления. Представьте себе половину колодезного сруба, по бокам прикреплены тележные колеса, а сверху уложен орудийный ствол. Да уж, это «по-казачьи»! Наводить такую «гармату» в цель можно будет только тогда, когда полкуреня, ухватившись за хобот лафета (каковые имеются не у всех пушек!), примется его подымать и опускать. Ибо оставить хоть какой-нибудь зазор между лафетом и стволом реквизиторы, видимо, позабыли.

 И ещё, обратите внимание на шестопёр за поясом у Остапа. Если верить повести» его прямо на поле боя избрали куренным атаманом взамен погибшего Бородатого. Куренным, а не полковником. Шестопёр в те времена был не столько оружием, сколько ранговым знаком полковника. Тут более уместен был бы клевец. Стоит также присмотреться и к булаве кошевого атамана Кирдяги. Судя по виду, она у него как минимум позолочена, украшена гравировкой и бирюзой. Кучеряво живут на Запорожье, коль скоро позволяют себе такие клейноды! Отличием кошевого атамана в то время действительно была булава, но деревянная (палица), безо всяких «вытребснек».

  Теперь посмотрим на те самые «баталии», коими большую часть фильма нас будет потчевать тов. Бортко. Уже то должно насторожить, что к постановке боевых эпизодов был привлечён «великий и ужасный» Ник Пауэлл, голливудский мэтр, участвовавший в создании фильмов «Храброе сердце», «Последний самурай» и «Гладиатор». Вот так образчики исторической достоверности! Ах, эта стремительная атака римской кавалерии через лес с мечами наголо! Ух, эти храбрые шотландцы, отважно встречающие рыцарей только что выломанными в лесу кольями! А уж как лихой персонаж Тома Круза повергал наземь бронированных самураев ударами кавалерийской сабельки! Что и говорить, голливудский размах  помноженный на невежество.

  Такой же «Голливуд» и здесь.  Ничего нового. То есть вышибание тяжеловооружённых гусар из седла единственным ударом казацкой сабли по кирасе — как само собой разумеющееся. Естественно, «интервент» от прямого попадания в доспех тут же эффектно отдаёт Богу душу. А вот и колоритный Мосий Шило (он же М. Боярский) верхом с двумя копьями наперевес прокладывает  путь в рядах ошалевшего от такого зрелища польского войска. Главные «казачьи» персонажи косят неприятелей повзводно и поротно, несмотря на полученные ранения, от которых простой смертный давно бы уже отправился к праотцам. Ну и классика жанра — «битва в грязи», сиречь рукопашные бои под дождём на раскисшей глине.

  Не отстают от «козаков» и  польские пехотинцы в борьбе с запорожской конницей. Вопреки здравому смыслу и историческим реалиям, солдаты с пиками, даже перед непосредственным столкновением с кавалеристами, находятся... позади стрелков. Мало того, в первых же шеренгах стоят и... знаменосцы. В общем, не посещали уроки истории в школе господа постановщики, не посещали. У стрелков-то в руках чай не автоматы Калашникова и не самозарядные винтовки. Они не смогут беспрестанно отстреливаться от быстро приближающихся всадников. Да и штыков-молодцов у них на ружьях ещё и в помине нет. Чем прикажете от кавалерии обороняться? На самом деле конницу вначале встречали залпами, а затем вперёд выдвигались пикинёры, прикрывая стрелков и служа своего рода живым заслоном. При отсутствии пикинёров запасались кольями или передвижными «рогатками», которые устанавливались перед строем. Или укрывались за возами. В противном случае конница, особенно тяжёлая, попросту сносила пехоту. А знамёна старались располагать в глубине строя, иначе при первом же столкновении они могли быть легко захвачены. Ну так это, если в школу ходить, а если боевики смотреть…

   Эпизод осады Дубно.  Слово Гоголю: «Высокий земляной вал окружал город; где вал был ниже, там высовывалась каменная стена или дом, служивший батареей, или, наконец, дубовый частокол. Гарнизон был силен и чувствовал важность своего дела. Запорожцы жарко было полезли на вап, но были встречены сильною картечью. Мещане и городские обыватели, как видно, тоже не хотели быть праздными и стоячи кучею на городском валу. В глазах их можно было читать отчаянное сопротивление; женщины тоже решились участвовать, и на головы запорожцам полетели камни, бочки, горшки, горячий вар и, наконец, мешки песку, слепившего им очи. Запорожцы не любили иметь дело с крепостями, вести осады была не их часть. Кошевой повелел отступить...» Обратите внимание: в повести запорожцы попытались сходу преодолеть земляной вал, но потерпели неудачу из-за непривычки к штурмам укреплений; им пришлось осадить город. В целом довольно верное описание.

 









  А что же в фильме? Атака земляного вала — фи, какая скука! Какой же это размах?  Потому съёмочная площадка была устроена у стен Хотинской крепости. Это тем более удивительно, что ведь сохранился именно тот самый Дубненский замок. Причём весьма неплохо сохранился. Только «некиногеничный»  он какой-то. Не тот масштаб. Где крутые стены до небес, на которые нужно будет героически взбираться? Где грозные башни, с которых защитники будут лить кипящую смолу? Вот Хотин — это да, величина, мощь! Картинка! Зрелище! Вот где пристало снимать штурм крепости. Бастионы Дубно не идут ни в какое сравнение. А как прикажете штурмовать такую громадину? Конечно, при помощи лестниц, что за странный вопрос. То, что стены Хотина поднимаются на добрых 20 метров — не страшно, сделаем длинные лестницы. Но вот беда, в реальной обстановке штурма, если бы казакам действительно пришла в голову безумная идея лезть на такую высоту, эту лестницу (да не одну) нужно было бы каким-то образом поднести к стене и установить, рискуя угодить под пушечный и ружейный огонь ещё на подходе. Уже не говоря о том, что карабкаться по таким длинным «драбынам» довелось бы долго и трудно. Орки из 2-й части «Властелина Колец» могли себе позволить такую роскошь. Во-первых, их было много. Во-вторых, у защитников Хельмовой Пади никакого огнестрельного оружия не было, только луки. Ну, а в-третьих, — это фентези. Да и стена была пониже, чем в Хотине. И всё равно «тёмным силам» пришлось-таки её подорвать. На самом деле в то время, когда ни одно сражение уже не обходилось без огнестрельного оружия, никто так укрепления не штурмовал. Вряд ли кому-либо удалось бы собрать целое войско из откровенных самоубийц. Перед началом штурма крепостные стены старались разбить ядрами из осадных орудий или взорвать, устроив минную галерею. Если не удавалось сделать ни того, ни другого (недостаток орудий, пороха и т. д.) пытались взять противника измором, вынудив его к сдаче после осады. Или проникнуть в крепость хитростью. Если уж штурмующие и отваживались куда-то взбираться, то разве что на шанцы, развалины стен или другие относительно невысокие преграды, которые можно было быстро преодолеть, не задерживаясь под огнём противника. В этом смысле текст Гоголя исторической достоверности не противоречит: казаки в повести взбираются не на стены, а на невысокий земляной вал, окружающий город.

  Однако наших славных киношников такие мелочи ни на йоту не беспокоят. Самоубийц с двадцатиметровыми лестницами им мало. Параллельно с ними стены Хотина будут штурмовать «бойцы спецназа», взбирающиеся наверх... по канатам! Ни дать ни взять, отдельный запорожский курень горных егерей. В это же самое время внизу у подножия стены толпится целая орда казаков, частично конных (для штурма крепости лучше не придумаешь!), бестолково размахивающих копьями, саблями, бунчуками и знамёнами, совершенно не боясь, что им на головы со стены может прицельно свалиться что-нибудь твёрдое и тяжёлое.

  Впрочем, они-то как раз могут себе позволить не бояться. Надо ещё поискать такого бестолкового противника, который, вместо того, чтобы обороняться из-за стены, лезет на самую её верхушку и оттуда пытается кидать камни. Лестницы не отталкивают от стен, а жгут при помощи горящей смолы. В составе гарнизона «Дубно» попадаются и совсем уж «продвинутые» личности, стоя на стене, они стараются ногами спихивать вниз подымающихся запорожцев! Один из таких вот «умников» небезуспешно попробовал вышеуказанным способом столкнуть Остапа. Любопытно, саблю он выбил у Остапа тоже «с криком “кийя!” и ударом ноги»? Заодно хотелось бы поинтересоваться: а уважаемый режиссёр не позабыл, что стена-то высокая? Ох, далеко придётся падать. Эдак ведь Остап и до собственной казни не доживёт.

  Продолжим наше неблагодарное дело. Товарищи киношники, вы хоть сами-то понимаете, что доспех, который ни от чего не защищает, никому и даром не нужен? Вы настоящую кирасу XVII столетия видели? Это только в Голливуде или в третьеразрядных японских боевиках «про ниндзя» можно разрубить её ударом сабли. Да ещё и в самом толстом месте, а именно в районе центрального ребра, где толщина пластины достигает добрых 5-7 мм. Такие кирасы не то, что сабля — пуля не всегда брала. А в фильме казаки-молодцы рубят и дырявят их одним махом. Заодно хотелось бы поинтересоваться у господ кинематографистов: что это у вас за нездоровое влечение к кровавым фонтанам? Им, видите ли, мало показать разрубленную кирасу. Надо ещё чтобы из разруба хлестала кровища, как из быка на бойне. В их понимании, это зрелище должно символизировать ужасы войны. Полноте, господа. Не будет кровь литься из пробоины на кирасе, она будет стекать под нею. По той простой причине, что кираса никогда плотно не прилегает к телу, а отстоит от него на расстоянии 2-3 см. Так что пусть киношники изыскивают другие изобразительные средства, более грамотные и не столь примитивные.

  Хотя чего уж там кирасы рубить и протыкать, коль они умудряются даже пушечные стволы в руках таскать, «весело и с улыбочкой». При этом, что в реальности каждый такой стволик потянет как минимум килограмм на полтораста. А уж как славно казаки на Сечи отрабатывают «ката» с этими самыми саблями - одно загляденье! Да что там —даже в киевской бурсе, похоже, обучали таким премудростям, что никакому спецназовцу и не снились. Ну-ка, пусть кто-нибудь попробует, как Остап, с завязанными глазами метнуть саблю так, чтобы она метров эдак с двадцати перерубила надвое ствол деревца толщиной в запястье! Или, как Андрий, вальяжно возлежа на земле, прицельно пальнуть из пистоля так, чтобы выбить яблоко из рук заслуженного д’Артаньяна всея Руси, не отстрелив ему конечность. Впрочем, последний, хотя «бурсов не кончал», тоже оказался парень не промах. В буквальном смысле этого слова. Сбить яблоко с головы одним выстрелом из тогдашнего пистолета, не повредив означенную голову, да ещё и после литры выпитой вот это искусник! А уж сам батька Тарас каков богатырь. Как встал во дворе в «позу наездника» — так и засверкали пятки Остапа в воздухе! Разве можно какому-нибудь «басурманину» с такими-то мастерами тягаться? Да ни в жизнь! Вот только как при таком раскладе «ляхи» умудрялись этих самых «чудо-богатырей» в таратайки запрягать, а татары разгромить Сечь загадка природы...

 Это тем более удивительно, что поляки в фильме... гм, как бы помягче  выразиться... какие-то ущербные, умишком совсем скорбные. Нет бы им сразу жахнуть из всех орудий по казакам, когда они, как оглашенные, мчались верхами на крепостную стену. Да и потом, в ходе осады, время от времени поддавать им огоньку. Тем более что имеющаяся у них артиллерия, если верить фильму, доставала до казацкого табора без труда. Не жахнули, дождались, пока они город обложили и переморили голодом уйму народу. Куда только староста смотрел? Заряды экономил, что ли? Может, не зря экономил. К концу фильма его, судя по булаве, повысили аж до гетмана. Интересно, за какие такие боевые заслуги?

  А подземный ход, какой, со всеми удобствами! Никакого караула возле него и близко нет. Кто хочет — заходи, что хочешь — неси, милости просим! Попадёшь прямо к старосте в гости. Он даже не заметит. Вот Андрий мимо него прошёл — тот даже бровью не повёл, продолжал совещание. Видать, но этому ходу каждый божий день туда-сюда шляется такая уйма народу, что все уже привыкли.

  А гусарские атаки? Это же прелесть что такое! В конном строю на галопе, да против укреплённого возами табора, да ещё по косогору снизу вверх — это каким же... чудаком надо быть, чтобы решиться на такое. Хотя, судя по фильму, польские гусары ещё не то умели. Оказывается, они могли прямо на скаку показывать фокусы. Да такие, что никакому Акопяну или Кио не под силу. Как ещё по-другому можно прокомментировать такой эпизод: в начале атаки гусары скачут с саблями в руках, а через несколько секунд — алле-гоп! И вот они уже с копьями, каковых и близко не было.  Может, именно благодаря этим самым фокусам полякам и удавались все их киношные подлости и мерзости?

Нет, похоже, дело тут не только в польских фокусах. Всем бы запорожцы были хороши, да только делами у них заправляет «совет старейшин», как в племени мумба-юмба. Что, у актёра при озвучивании язык отсохнет, если он произнесёт словосочетание «совет старшИн»? И очень уж они горазды водку пьянствовать. Надо же было им так назюзюкаться, чтобы во время осады целое польское войско беспрепятственно прошло в город, заодно перебив и перевязав запорожский курень. От праздности и лени  чего же и не выпить? А чем ещё заниматься во время осады? В караулы и дозоры ходить не надо, тревожить противника обстрелами и приступами не нужно, подкопы рыть и строить полевые укрепления — помилуйте, зачем? Это же осада, там воевать не требуется. Как всем известно, слово «осада» происходит от слова «сидеть». Так что, знай, сиди себе и жди, пока враги с голоду не передохнут. Или пардону не попросят. Тем более что означенные враги умом и сообразительностью отнюдь не блещут. Иначе давно бы перерезали хмельных и сонных казаков при первой же вылазке. Короче говоря, водка пей — земля валяйся. Ах, Гоголь так написал? Ну, мало ли чего он там понаписал. Человеком он был абсолютно не военным, а в вопросах истории — и вовсе дилетантом. Зачем же теперь бездумно повторять чужие благоглупости? Чтобы потом громогласно заявлять об «абсолютно точной экранизации»? Тогда для чего вся эта отсебятина с рассуждениями о римском праве, убиением жены Бульбы и разорением его хутора, инсценировкой репинской картины о написании письма турецкому султану, долгосрочным романом между Андрием и панночкой, да ещё и с такими страстными лобзаниями, раздеваниями, постельными сценами и последствиями в лице младенца? И зачем, позвольте спросить, понадобилось столь натуралистично показывать казнь запорожцев, каковую Гоголь обозначил лишь парой фраз? Хотя зверства самого Тараса Бульбы, достаточно подробно описанные в повести, в фильме не просматриваются даже намёком, если за таковой не принять сожжение разрушенного храма. Что, в этой части Гоголь уже не соответствует «генеральной линии партии»?

И с польским языком у кого-то явно не всё в порядке. Судите сами, в одной из сцен фильма гонец, прискакавший к старосте, произносит по-польски: «В поле их [казаков] — как саранчи». Перевод же звучит так: «Я прорвался один». Далее, староста говорит своей  дочери-панночке по-польски «В городе безопаснее», а закадровый голос по-русски излагает следующую фразу: «Можешь мне поверить, мы их разгоним и жестоко накажем». Как прикажете понимать сей дуализм? В каком словаре прописаны эдакие словеса?

С учётом ранее сказанного, остаётся лишь подвести неутешительный итог: фильм «Тарас Бульба» суть лживая, примитивная и вредоносная антиисторическая глупость, безыскусно замаскированная под «экранизацию классики», рассчитанная лишь на то, чтобы потакать животным инстинктам невежественного кинозрителя. Впрочем, таковой «контингент» нынче возрос.  Воспитали-с...

rotmistr Все права защищены.
Публицистика | Военная форма | военные мемуары | Люди, События, Факты | Тактика и стратегия | Форум  | Гостевая книга | Карта моего сайта
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS