rotmistr

         О Г Л А В Л Е Н И Е


 
Всё!!!   Самое!!!   Интересное!!!   Здесь!!!

        Форменные мундиры Российской Императорской армииКто из нас сейчас , не задумываясь, может назвать воинские звания Русской Императорской армии и армий Белого движения. Молодежь вообще назвать ничего не сможет, разве. что "Адмиралъ", вот так,именно с твердым знаком. Поколение постарше выдаст набор : поручик( у все на памяти "Белое солнце пустыни и его гламур с револьвером), штабс-капитан(тут вне всякого сомнения "Адьютант его превосходительства" штабс-капитан Кольцов), капитан(капитан Овечкин из контразведки "Неуловимые мстители"), ну и атаманы, вахмистры и есаулы из "Тихого Дона" и "Тени исчезают в полдень" и еще десятки и сотни фильмов и спектаклей, в которых мелькают офицерские погоны и звания, прошли и не остались в памяти. Большинство из нас свято уверенно, что погоны и звания в Красной Армии, введенные в 1943 году практическим полностью соответствуют форме и погонам царской армии, изменились только лишь некоторые названия, вместо скажем, подпоручик, стал зваться лейтенант. Попадающиеся то в одном, то в другом художественном, а иногда в документальном произведении, офицерские звания и их пояснения настолько разнятся, что не знаешь , что и думать. Например - есаул это кто, какому аналогу воинского звания соответствует. В конце концов, стало интересно, в чем сходство, а в чем различие. Приобщение к этой теме дало такой объем материала, что на первых порах показалось, что всей жизни не хватит, чтобы все это переварить и осознать.


  Казачество  Первые сведения о казаках появились в конце 13-начале 14 веков. Тогда тюркское слово «qazaq» переводилось как «странник», или «тюркский казак», то есть - один воин, а не народ. Первые казачьи общины появились 8 середине 15 века. Слово «казак» обозначало тогда еще образ жизни, а вовсе не сообщество людей. В середине 15 века польско-литовские монархи и московские князья поручили казакам охранять от татар степные границы, а после - заселять отвоеванные земли. Такие казачьи общины состояли в основном из русских и украинцев, вскоре к ним присоединились принявшие христианство татары , бывшее местное население захваченных земель, а также некоторые Северокавказские племена. К началу Первой Mировой войны существовало 11 казачьих армий. которые насчитывали 4 миллиона 500 тысяч человек. Эти войска били рассеяны между Черным морем и Тихим океаном, вдоль Южных границ Российской Империи. Из 11 казачьих общин только 4 (Донская, Терская Кубанская и Уральская) были сформированны как этно-культурные группы. Остальные были социальными, но все общины были закрытыми наследственными кастами. Чтобы считаться казаком, нужно было родиться в казацкой семье, а произвести в казаки могло лишь царское правительство. Сначала в этой войне казаки использовались как кавалерия, а потом были переведены в пехоту и служили в окопах.









   Форменные мундиры Красной Армии
  До 1943 года, во внешнем облике советского военнослужащего преобладал суровый аскетизм. Во всяком случае, по фильмам о гражданской войне, трудно было понять о том, существовала ли в Красной Армии вообще какая-либо система внешнего отличия скажем командира роты от командира взвода. Как вообще боец Красной армии, находясь, предположим в увольнении мог понять, что перед ним командир , а не курьер в кожанке на мотоцикле. Наверное, большинство людей, не сильно интересовалось подробностями, что обозначают кубари и шпалы на петлицах красных командиров в предвоенный и военный период. Не то, чтобы совсем не было интересно, а как-то в фильмах и книгах звучали привычные "лейтенант", "капитан" или "полковник". Конечно бывали ситуации, когда при чтении книги или повести на военную тематику сталкивался с фразами типа" судя по двум шпалам на петлицах это был майор...", из памяти мгновенно выскакивал привычный нам всем погон советского майора с одной звездочкой, но развитие сюжета отвлекала от вопроса, оставшегося в подсознании до лучших времен. Будем считать, что эти лучшие времена наступили.
  




 
Форменные мундиры Третьего рейха«Я шесть лет выковывал Вермахт», — сказал как-то Гитлер, имея в виду годы с 1933 по 1939, т. е. от момента своего прихода к верховной власти в Германии до начала им же мировой войны. Тем не менее, официально о создании новой армии он объявил лишь в марте 1935 года. Часто под словом «Вермахт» подразумевают только Сухопутные войска гитлеровской Германии, считая Люфтваффе и Кригсмарине самостоятельными частями ее вооружен­ных сил. Это в корне неверно. Вермахт (Wehrmacht, что означает «силы обороны») — это и есть вооруженные силы Германии 1935—1945 годов, состоявшие из Сухо­путных войск, Люфтваффе и Кригсмарине. Однако Вер­махтом не исчерпывались все вооруженные силы Рейха. К ним необходимо причислить очень многочисленную немецкую полицию, в состав которой впоследствии вхо­дили даже танковые полки. И, конечно же, войска СС.

 
Купить ссылку здесь
(Цена: 5 руб)


Поставить к себе на сайт
Яндекс.Метрика

Не зарегистрирован
[/П] [/P]





 



Реклама 


ГУСЕНИЦЫ ИЛИ КОЛЕСА?

 

Итак, танк зарекомендовал себя на поле боя. Его вооружение, броня, проходимость на первых порах удовлетворили запросы того времени. Лишь с оперативной подвижностью — с возможностью быстрой переброски машин на значительные расстояния — дело обстояло крайне плохо. И «виновата» тут была не только малая скорость — главное заключалось в том, что гусеницы танков времен первой мировой войны и последующих лет «летели» через 80—100 км хода по шоссе. А подумать только, на что становилось похожим дорожное покрытие, когда по нему проходило десятка два бронированных мастодонтов! Добавить к этому грохот, тряску и некоторые другие «особенности» машин, и станет ясно: есть еще нерешенные проблемы, есть!

 

В целях экономии горючего и сохранения матчасти танки подвозили прямо к полю боя на прицепах либо в кузове грузовиков (легкие танки). Но это требовало дополнительной техники и людей. А если сам танк снабдить автомобильными колесами? Пусть по шоссе он движется со скоростью авто, а в бой идет на гусеницах. Реализацией идеи сочетания скорости и Экономичности колесной машины и проходимости гусеничной в течение, по крайней мере, двадцати лет были заняты конструкторы многих стран, имевших собственное танкостроение. Как ни странно, созданием столь сложных машин занялись и в относительно слабо развитых странах — Польше, Венгрии и Австрии.

 

В этой статье мы рассмотрим только машины, одновременно снабженные самостоятельными колесным и гусеничным движителями.

 

Поэтому уместно припомнить, что один из первых вполне осуществимых в то время проектов танков был именно проект колесно-гусеничной машины. В 1911 году его предложил поручик железнодорожных войск Австро-Венгрии Гюнтер Бурштын. Правильно считая, что гусеничные ленты непригодны для движения по шоссе, он снабдил свою машину четырьмя подъемными колесами: передняя пара — управляемая, задняя — ведущая. Но военное министерство страны отвергло проект, упустив тем самым реальную возможность первой вооружить свою армию танками.

 

Пионерами в создании машины «двойной проходимости» стали французы. Они построили серию малых танков, или танкеток, фирмы «Сен-Шамон» образцов 1921, 1924, 1926 и 1928 годов. Конструкторам пришлось решать новые проблемы: как опускать и поднимать колеса (или гусеницы), силовой передачи на ведущие колеса и как управлять передними. На машинах «Сен-Шамон» ' М21 и М24 передняя и задняя их пары поворачивались на кронштейне вокруг осей почти на 180° и фиксировались в положении «над гусеницами». 10 минут требовалось, чтобы силой мотора заменить колесо на гусеницы, причем экипаж оставался в машине. Для обратной перемены движителей танк наезжал гусеницами на специальные деревянные подставки, приподнимая сначала носовую часть. Опуская передние колеса, танк продвигался на подставках, пока, в свою очередь, его кормовая часть не приподнималась, позволяя опустить теперь и задние колеса. На «сен-шамонах» они «вывешивались» спереди и сзади корпуса, что не влияло на общую ширину машины, но зато сильно ограничивало обзор местности и угол обстрела.

 

Танк «Сен-Шамон» М21 весил 3,5 т и управлялся экипажем из 2 человек. На колесном ходу он развивал скорость 28, а на гусеницах всего 6 км/ч. М28 весил уже на 5,1 т больше, но скоростные данные его остались такими же.

 

На чехословацком танке КН-50 (1924 г.) поднятые колеса размещались по бокам корпуса. Таким образом, казалось, была решена проблема обзора. Машина оказалась довольно надежной и простой по конструкции, что, впрочем, было достигнуто ценой отказа от силового привода для перемены хода. Делалось это вручную, причем для КН-50 (так же как и для танка «Сен-Шамон») необходим был наезд на специальные подставки, которые в походных условиях крепились к бортам танка. Опытные танкисты справлялись с этой операцией за 10—15 мин. Но у КН-50 двигатель оказался маломощным, а гусеничный движитель ненадежным. У модели КН-60 поставили 60-сильный двигатель и несколько увеличили толщину брони. В 1930 году испытывался образец КН-70 с двигателем в 70 л. с.

 

Англичане в 1926 году поставили колеса на свой стандартный средний Мк1 (его не следует путать с МК1 1916 г.). В нем использовался тот же принцип перехода с гусениц на колеса, что и у «сен-шамонов». А вот у танка «Виккерс-Вулсли» (иногда его считают бронеавтомобилем), изготовленного в 1927 году, силою мотора поднимался весь гусеничный движитель. На своих местах оставались лишь ленивец и ведущее колесо гусеничного хода. Колеса же у этой машины, жестко связанные с корпусом, находились спереди и сзади гусениц. Длина «виккерсов» оказалась велика, и они испытывали сильную продольную тряску при движении по дорогам.

 

Другая машина этой фирмы, созданная годом раньше, также обладала поднимающимся гусеничным движителем. Это осуществлялось с помощью двух червячных передач на борт, приводимых в движение двигателем. По вертикальному червяку при его вращении двигались ползуны, соединенные с жесткой рамой движителя, и поднимали его. При перемене направления вращения передачи гусеничный движитель опускался. Экипаж оставался внутри машины, а вся операция длилась не более минуты.

 

Наконец, в следующем детище Виккерса (также 1927 года) поднимались гусеницы, но одновременно опускались колеса.

 

Наиболее удачной машиной этого типа был легкий танк шведской фирмы «Ландсверк» Lа-30 (1931 г.). У него уже подъем и опускание колес (силой мотора) осуществлялись всего за 20 с и не только на месте, но и в движении. Поднятые по бортам колеса не ухудшали обзора и не мешали использовать вооружение. Тактико-технические характеристики этого легкого танка весьма высоки. Благодаря дублированному приводу и двум местам для водителей он с равным успехом мог двигаться как вперед, так и назад.

 

В 1933 году был выпущен облегченный вариант Lа -80 (боевая масса — 7,5 т) с еще большими скоростями.

 

Неудачная попытка создать колесно-гусеничный танк была предпринята в 1926—1927 годах польскими военными специалистами. Машина, получившая обозначение WB10, снабжалась колесами, поднимавшимися силой двигателя по обе стороны гусениц.

 

И наконец в 1940 году, когда в ходе второй мировой войны английское правительство обратилось к доминионам с просьбой помочь в выпуске вооружения, в Новой Зеландии был построен колесно-гусеничный танк Скофилда.

 

Мы описали ряд машин, созданных в разных странах на протяжении почти 20 лет. Все это были лишь единичные экспериментальные образцы. Попытки создать колесно-гусеничный танк не привели к положительным результатам, и прежде всего ввиду сложности и уязвимости движителя и системы перемены хода. Усложнялись также эксплуатация и ремонт машин. Несмотря на явные достоинства этих машин (увеличение скорости движения и запаса хода по дорогам, срока службы танка в целом и сохранности дорог), опыты с ними так и остались опытами. Тем временем появились гусеницы, выдерживавшие тысячекилометровый пробег. Скорости машин с гусеничной тягой превысили 50 км/ч, то есть танк обрел сносную оперативную подвижность.

   

Американский конструктор Уолтер Кристи нашел другое техническое решение, позволявшее увеличить оперативную подвижность танков (иными словами, скорость при движении по дорогам). Кристи увеличил диаметр опорных катков (передние два из них управлялись) до размеров автомобильных колес, а гусеницу сделал съемной. Теперь при движении со снятыми гусеницами тяговое усилие с помощью цепи Галля передавалось с ведущего колеса на заднюю пару катков, которые служили ведущими колесами.

 

Свою первую колесно-гусеничную машину У. Кристи построил еще в 1919 году. Однако в окончательном виде его идея воплотилась в моделях 1928-го и особенно 1931 годов. Сам конструктор назвал ее «танк 1940 г.». Он имел по четыре опорных катка с каждой стороны. В погоне за скоростью изобретатель оснастил его авиационным мотором, позволившим получить и до сих пор непревзойденные удельные мощности (более 40 л. с./т), и скорость по шоссе на колесах до 113 км/ч. Масса танков равнялась 7—9 т.

 

Машины этого американского инженера, построенные в 1931 году, испытывались в армии страны, но на вооружение так и не были приняты. Специалисты считали, что при больших скоростях управлять ими очень трудно, да и бронирование танков было недостаточным. Однако идеи Кристи оказали большое влияние на последующее развитие «броненосцев». Многие из его конструктивных решений сохранились и поныне: наклонный лобовой лист, опорные катки большого диаметра с индивидуальной подвеской и размещением упругих элементов внутри корпуса, компактное расположение двигателя в кормовой части машины.

 

Идея колесно-гусеничного танка с ходовой частью, разработанной Кристи, нашла воплощение в нашей стране. Первая такая модель под обозначением БТ-2 заочно была принята на вооружение 23 мая 1931года (еще до изготовления опытного образца). Производство их началось три месяца спустя, и в военном параде 7 ноября того же года участвовало три машины.

 

На БТ-2 вместо цепной передачи при движении на колесах использовалась шестеренчатая («гитара»). Для того чтобы поменять движитель, экипажу нужно было затратить всего 30 минут.

 

Новая конструкция страдала множеством «детских болезней»: авиационные двигатели плохо заводились и часто перегревались. БТ-2 выпускались до 1933 года (с несколькими вариантами вооружения). Эти машины ввиду своих отличных скоростных данных были хорошо приняты красноармейцами.

 

Советские конструкторы вели работы по дальнейшему улучшению боевых свойств танка. И в результате в 1933 году появился БТ-5, вооруженный 45-мм пушкой (образца 1932 года) и спаренным пулеметом. На машине установили двигатель отечественного производства, башню улучшенной формы, усиленные детали ходовой части. Командирские БТ-5 имели радиостанции с поручневой антенной. Это, кстати, сослужило плохую службу в боях: противник, видя издалека эти танки, старался вывести их из строя в первую очередь. Впоследствии антенну заменили на штыревую.

 

В 1935 году в Красную Армию начал поступать танк БТ-7. На нем установили улучшенный двигатель, вновь сконструированный главный фрикцион, ленточные плавающие тормоза, что значительно повысило ходовые качества. Толщину брони и запас хода также увеличили. Через три года с начала выпуска БТ-7 стал производиться с коническими башнями для увеличения пулестойкости. За два года до начала Великой Отечественной войны на модификации БТ-7М установили специально созданный дизель-мотор В-2 вместо устаревшего М-17Т,. использовавшегося ранее в авиации и снятого с производства. Скорость танка возросла до 62—86 км/ч, запас хода — до 600/700 км (в числителе — на гусеницах, в знаменателе — на колесах), а масса — до 14,6 т.

 

Производство БТ-7М прекратили весной 1940 года, вместо него в серию была запущена знаменитая тридцатьчетверка, унаследовавшая от своего предшественника ряд элементов трансмиссии и ходовой части и двигатель.

 

Машины серии БТ — основные танки самостоятельных механизированных и крупных танковых соединений Красной Армии, — как и все легкие танки 30-х годов, были «одеты» в противопулевую броню, поэтому к началу второй мировой войны они уже устарели. БТ-5 сражались в 1938 году у озера Хасан и в Испании в 1936—1938 годах, БТ-7 — на Халхин-Голе и в 1939—1940 годах — на Карельском перешейке. Пригодились машины и в начале Великой Отечественной войны.

 

В 1935 году был создан колесно-гусеничный вариант среднего танка Т-28, получивший название Т-29. На экспериментальной машине Т-29 корпус, двигатель я вооружение от Т-28. Ходовая же часть была совершенно новой: восемь  опорных катков большого диаметра, причем в отличие от БТ ведущими были три пары. Танк благодаря специальным синхронизаторам мог двигаться с одной гусеницей. Но Т-29 оказался сложным в эксплуатации и в серию не пошел. Однако это был важный этап советского танкостроения.

 

В том же 1935 году конструкторы попытались создать легкий колесно-гусеничный танк, предназначавшийся для замены нашего основного — Т-26. Он назывался Т-46 и имел восемь опорных катков большого диаметра (две пары ведущие). При массе 15 т он своим вооружением и бронированием не отличался от Т-26 или БТ и из-за сложности в производство не пошел.

 

 


rotmistr Все права защищены.
Публицистика | Военная форма | военные мемуары | Люди, События, Факты | Тактика и стратегия | Форум  | Гостевая книга | Карта моего сайта
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS