rotmistr

         О Г Л А В Л Е Н И Е


 
Всё!!!   Самое!!!   Интересное!!!   Здесь!!!

        Форменные мундиры Российской Императорской армииКто из нас сейчас , не задумываясь, может назвать воинские звания Русской Императорской армии и армий Белого движения. Молодежь вообще назвать ничего не сможет, разве. что "Адмиралъ", вот так,именно с твердым знаком. Поколение постарше выдаст набор : поручик( у все на памяти "Белое солнце пустыни и его гламур с револьвером), штабс-капитан(тут вне всякого сомнения "Адьютант его превосходительства" штабс-капитан Кольцов), капитан(капитан Овечкин из контразведки "Неуловимые мстители"), ну и атаманы, вахмистры и есаулы из "Тихого Дона" и "Тени исчезают в полдень" и еще десятки и сотни фильмов и спектаклей, в которых мелькают офицерские погоны и звания, прошли и не остались в памяти. Большинство из нас свято уверенно, что погоны и звания в Красной Армии, введенные в 1943 году практическим полностью соответствуют форме и погонам царской армии, изменились только лишь некоторые названия, вместо скажем, подпоручик, стал зваться лейтенант. Попадающиеся то в одном, то в другом художественном, а иногда в документальном произведении, офицерские звания и их пояснения настолько разнятся, что не знаешь , что и думать. Например - есаул это кто, какому аналогу воинского звания соответствует. В конце концов, стало интересно, в чем сходство, а в чем различие. Приобщение к этой теме дало такой объем материала, что на первых порах показалось, что всей жизни не хватит, чтобы все это переварить и осознать.


  Казачество  Первые сведения о казаках появились в конце 13-начале 14 веков. Тогда тюркское слово «qazaq» переводилось как «странник», или «тюркский казак», то есть - один воин, а не народ. Первые казачьи общины появились 8 середине 15 века. Слово «казак» обозначало тогда еще образ жизни, а вовсе не сообщество людей. В середине 15 века польско-литовские монархи и московские князья поручили казакам охранять от татар степные границы, а после - заселять отвоеванные земли. Такие казачьи общины состояли в основном из русских и украинцев, вскоре к ним присоединились принявшие христианство татары , бывшее местное население захваченных земель, а также некоторые Северокавказские племена. К началу Первой Mировой войны существовало 11 казачьих армий. которые насчитывали 4 миллиона 500 тысяч человек. Эти войска били рассеяны между Черным морем и Тихим океаном, вдоль Южных границ Российской Империи. Из 11 казачьих общин только 4 (Донская, Терская Кубанская и Уральская) были сформированны как этно-культурные группы. Остальные были социальными, но все общины были закрытыми наследственными кастами. Чтобы считаться казаком, нужно было родиться в казацкой семье, а произвести в казаки могло лишь царское правительство. Сначала в этой войне казаки использовались как кавалерия, а потом были переведены в пехоту и служили в окопах.









   Форменные мундиры Красной Армии
  До 1943 года, во внешнем облике советского военнослужащего преобладал суровый аскетизм. Во всяком случае, по фильмам о гражданской войне, трудно было понять о том, существовала ли в Красной Армии вообще какая-либо система внешнего отличия скажем командира роты от командира взвода. Как вообще боец Красной армии, находясь, предположим в увольнении мог понять, что перед ним командир , а не курьер в кожанке на мотоцикле. Наверное, большинство людей, не сильно интересовалось подробностями, что обозначают кубари и шпалы на петлицах красных командиров в предвоенный и военный период. Не то, чтобы совсем не было интересно, а как-то в фильмах и книгах звучали привычные "лейтенант", "капитан" или "полковник". Конечно бывали ситуации, когда при чтении книги или повести на военную тематику сталкивался с фразами типа" судя по двум шпалам на петлицах это был майор...", из памяти мгновенно выскакивал привычный нам всем погон советского майора с одной звездочкой, но развитие сюжета отвлекала от вопроса, оставшегося в подсознании до лучших времен. Будем считать, что эти лучшие времена наступили.
  




 
Форменные мундиры Третьего рейха«Я шесть лет выковывал Вермахт», — сказал как-то Гитлер, имея в виду годы с 1933 по 1939, т. е. от момента своего прихода к верховной власти в Германии до начала им же мировой войны. Тем не менее, официально о создании новой армии он объявил лишь в марте 1935 года. Часто под словом «Вермахт» подразумевают только Сухопутные войска гитлеровской Германии, считая Люфтваффе и Кригсмарине самостоятельными частями ее вооружен­ных сил. Это в корне неверно. Вермахт (Wehrmacht, что означает «силы обороны») — это и есть вооруженные силы Германии 1935—1945 годов, состоявшие из Сухо­путных войск, Люфтваффе и Кригсмарине. Однако Вер­махтом не исчерпывались все вооруженные силы Рейха. К ним необходимо причислить очень многочисленную немецкую полицию, в состав которой впоследствии вхо­дили даже танковые полки. И, конечно же, войска СС.

 

Купить ссылку здесь
(Цена: 5 руб)


Поставить к себе на сайт
Яндекс.Метрика

Не зарегистрирован
[/П] [/P]





 



Реклама 


ТОЛЬКО ПО РОВНОМУ МЕСТУ

  24 апреля 1918 года большое германское наступление на западе было в самом разгаре. В районе деревни Виллер-Бретонё отделение английских тяжелых танков МкV (два пулеметных и один пушечный) попыталось контратаковать немецкие позиции. Но когда машины, поддержанные пехотой, приблизились к деревне, навстречу им вышли три вражеских танка. Они выглядели еще более громоздкими и неуклюжими, чем британские.

 

Командир отделения понял, что на сей раз ему предстоит сразиться с «бронированным» противником. В начале боя англичан преследовали неудачи: снаряды никак не попадали в цель. А тем временем немецкие махины принялись за пулеметные танки противника, которые оказались перед ними совершенно беспомощными. На помощь им бросился пушечный танк. Чтобы повысить меткость стрельбы, командир его рискнул вести огонь с места. Но риск оправдал себя: три выстрела — и немецкий танк вышел из строя. Два же остальных тем временем скрылись. Однако и «англичанину» досталось. После этого боя большинство танков британской армии было перевооружено. Пулеметный спонсон на них заменили на пушечный.

 

   Итак, боевые машины появились и в немецких войсках. Но Германию опередила Франция. Отцом французских «сухопутных броненосцев» считается полковник Ж. Этьенн. Осенью 1915 года он предложил проект танка и получил поддержку главнокомандующего французской армии генерала Ж. Жоффра. Узнав, что фирма Шнейдер не новичок в этой области, Этьенн добился того, что в январе 1916 года она получила заказ на производство 400 машин. Главный инженер фирмы Э. Брийе еще в декабре 1915 года провел успешные опыты по бронированию американского трактора Холта.

 

  Получив заказ на разработку серийного образца, он отказался от использования тракторной базы, но сохранил в своем танке многие технические решения американцев, в частности, конструкцию ходовой части и подвески и заднее расположение ведущего колеса. Начальник армейского управления моторизации (обидевшись на полковника Этьенна за то, что он «обошел» его и обратился непосредственно к главкому) поручил другой фирме — Сен-Шамон — построить собственный танк. Случайно, а может быть, и нет, но количество машин в заказе было равно 400. Специалисты фирмы взяли за основу все тот же трактор Холта.

 

  Первый танк фирмы Шнейдер, получивший название СА — штурмовая машина, был готов в сентябре 1916 года. Сен-Шамон отставала на несколько месяцев. Внешне французские «броненосцы» мало походили на английские. Гусеницы их не охватывали корпус, а располагались по бокам или под ним. Ходовая часть была подрессорена специальными пружинами, что было немалым преимуществом, облегчавшим работу экипажа. Однако из-за того, что передняя часть корпуса сильно нависала над гусеницами, проходимость была крайне низка. Они не могли преодолевать даже ничтожные вертикальные препятствия. Особенно этим страдали танки «сен-шамон», у которых (для преодоления более широких рвов) длину опорной поверхности гусениц увеличили почти вдвое по сравнению с американским трактором. Тихоходы, они обладали ничтожным запасом хода.

  Танки «сен-шамон» имели электротрансмиссию: вырабатываемый генератором ток поступал на два электродвигателя, по одному на каждую гусеницу. Из-за этого вес увеличился. Неудачно расположенное вооружение ограничивало углы обстрела: пушка «шнейдера», вынужденно установленная в носу справа (мотор располагался слева), наводилась в горизонтальной плоскости лишь в пределах 20°; пулеметы размещались не в спонсонах, как у англичан, а в шаровых установках по бортам. Это не позволяло вести огонь прямо по курсу. У «сен-шамона» было на два пулемета больше, из-за этого экипаж его увеличился.

 Передняя часть корпуса машины фирмы Шнейдер напоминала по форме нос корабля, здесь крепилось приспособление для разрезания проволочных заграждений. Одновременно оно же облегчало и преодоление рвов.

 

И все же, при всем своем несовершенстве, детища Шнейдера и Сен-Шамона воевали. Первый бой французских «броненосцев» 16 апреля 1917 года оказался не очень удачным: из 132 танков обеих марок 76 было потеряно от огня противника, а 45 сломались. Однако они способствовали успеху французского наступления 18 июля 1918 года между реками Эн и Марна. В этих боях «шнейдеры» и «сен-шамоны» скорее играли роль самоходной артиллерии. После того как пехота занимала первую линию немецких окопов, подошедшие танки открывали огонь по второй и третьей линиям, которые часто оказывались недосягаемыми для полевой артиллерии французов.

 

 А каковы же были немецкие боевые гусеничные машины, вышедшие на поля сражений в конце первой мировой войны? В октябре 1916 года, после боя на реке Сомме, германское военное министерство поручило фирме Бремерваген создать танк. Летом 1917 года были готовы первые 10 А7V (всего построено 20). Они имели более толстую броню и несколько большую скорость, чем английские, а также подрессоренную ходовую часть. Проходимость же их была не лучше, чем у французских. Для обеспечения кругового обстрела машины немцев были вооружены шестью пулеметами. Отсюда и рекордно большой экипаж — 18 человек!

  Первый свой бой А7V провели 21 марта 1918 года под городом Сен-Кантеном в Пикардии. И, несмотря на свою малочисленность, добились полного успеха. Англичане, застигнутые врасплох, сдавались в плен раньше, чем немецкие танки открывали огонь. Так создатели «броненосцев» сами попались в собственные сети, не подготовив своих солдат к  встрече с подобными машинами противника. Может быть, командование союзников не допускало и мысли о возможности появления новинки у немцев?

 

 В 1915 году и Россия разрабатывала проект боевой машины на базе трактора. Иногда ее называют танком Рыбинского завода. Компоновкой она напоминала французские образцы. Однако проект, представленный в августе 1916 года главному военно-техническому управлению, поддержки так и не получил.

 
















КОМПОНОВКА

 

 

  Неудачная конструкция танков «шнейдер» и «сен-шамон» заставила французов искать новое решение задачи. Полковник Этьенн настаивал на создании легких и дешевых образцов, которые он считал необходимым дополнением к средним и тяжелым. В своем воображении он уже видел тысячи таких машин, атакующих в боевых порядках пехоты. В конце концов благодаря его энтузиазму в 1917 году был построен самый удачный танк первой мировой войны.

 

  
Еще в декабре 1915 года Этьенн обратился к Луи Рено, известному конструктору и владельцу крупнейшей во Франции автомобилестроительной фирмы, предложив ему взяться за создание легкого танка. Рено сначала было отказался, ссылаясь на отсутствие опыта в производстве бронированных гусеничных машин. Но Этьенну все же удалось его уговорить, и в декабре 1916 года конструктор представил консультативному комитету по артиллерии специального назначения свою модель. Официальные испытания начались 9 апреля 1917 года и завершились полным успехом. Однако время не ждало. Фронт требовал как можно больше легких и дешевых танков.

 

Этьенн увеличил заказ до 2500 машин, включив в него и третий вариант «броненосца» — так называемый радиотанк в качестве командирского для связи между танковыми частями, пехотой и артиллерией. Главком поддержал это предложение и, в свою очередь,

увеличил заказ до 3,5 тыс. Построить столько машин в срок фирма «Рено» в одиночку уже не могла. К производству танков подключили еще несколько фирм: «Берлье», «Шнейдер», «Делонэ Бельвиль». Конструкторы встретили поначалу немало трудностей. Не сразу удалось наладить производство конической башни. Поэтому первые машины выпускались с восьмигранной, клепаной. Много времени ушло и на разработку системы установки пушки.

  Новые гусеничные машины (под маркой «Рено FТ» или «Рено М17» и «Рено М18») стали поступать во французскую армию в марте 1918 года. До конца войны было .выпущено 3177 штук. Компоновка их (мотор, трансмиссия, ведущее колесо сзади, отделение управления спереди, а между ними боевое отделение с вращающейся башней) стала классической. Корпус их в отличие от машин «сен-шамон» и «шнейдер» был конструктивным элементом (шасси) и представлял собой каркас из уголков и фасонных деталей, к которым крепились броневые листы на заклепках и детали ходовой части.

 

Направляющее колесо большого диаметра помогало преодолевать вертикальные препятствия и выбираться из воронок. На многих машинах (для уменьшения шума и веса) оно было выполнено из дерева. Это единственный случай применения подобного материала в танкостроении. Для повышения проходимости «броненосцев» через рвы служил крепившийся к корме хвост, установленный на оси. Поворачиваясь вокруг нее, он на походе закидывался на крышу моторного отделения.

 

 Танк оказался простой, надежной и дешевой машиной. Низкое удельное давление на грунт — 0,6 кг/ом2 — обеспечивало хорошую проходимость, он мог преодолевать подъемы до 45° и рвы шириной до 1,8 м. Однако скорость и запас хода были малы. В течение более 10 лет «Рено РТ» служил образцом при конструировании легких танков.

  «Рено» выпускался в четырех вариантах: пулеметном, пушечном, сигнальном или командирском («Рено Т5Р») с неподвижной прямоугольной рубкой, где находились радиостанция и три человека экипажа, и наконец с 75-мм орудием («Рено В5»), установленным в открытой спереди и сзади рубке и стрелявшим назад.

 




















 

 Боевая служба танков «Рено» была длительной. Первый бой они приняли 31 мая 1918 года у леса Ретц, вблизи города Суассона. В годы гражданской войны в России они использовались в войсках белых и интервентов, а затем (как трофеи) в Красной Армии. В 1925— 1926 годах они воевали в Марокко против восставших риффов, а в 1936—1939 годах — в Испании, в армии республиканцев. Более того, эти гусеничные машины участвовали даже во второй мировой войне.

 

В 20-х годах в Италии строился по типу «Рено» танк «Фиат-ЗОООА» образца 1921 года. Благодаря более мощному мотору скорость достигла 22 км/ч. В 1930 году он был модернизирован («Фиат-ЗОООВ») — на нем установили новый мотор и усилили ходовую часть.

 

Красная Армия захватила в ходе гражданской войны около 80 танков, в том числе и «Рено». Осенью 1919 года Совет военной промышленности РСФСР принял решение начать строительство танков по типу «Рено». Выбор его в качестве образца в тогдашних условиях разрухи и развала промышленности был наиболее разумным. Советские рабочие и техники, совершив истинный трудовой подвиг, с честью справились с поставленной задачей — 31 августа 1920 года первый танк советского производства вышел на ходовые испытания. Он получил собственное имя «Борец за свободу тов. Ленин». До конца 1921 года были сданы еще 14 машин этого типа, их тогда называли КС или танк М. От французского прототипа он отличался двигателем, формой башни. Позже на КС установили смешанное пулеметно-пушечное вооружение.

 

В 20-е годы французы предприняли ряд попыток модернизировать «Рено». Впрочем, новые машины «Рено М24/25» оказались всего лишь переделкой старых — «Рено FТ». Их снабдили резиновой гусеницей-лентой и более мягкой подвеской. Скорость возросла при этом до 12 км/ч, уменьшился расход топлива и увеличился запас хода.

 Дальнейшая модернизация — новые ходовая часть, мотор и трансмиссия и несколько измененная компоновка корпуса — привела к появлению в 1927 году танка «Рено N01» (или N027). Влияние «Рено FТ» прослеживается в конструкциях легких французских танков 30-х годов: К35, Н35, Н40. Теперь оно уже играло отрицательную роль: в башне новых «броненосцев» оставался все тот же «мастер на все руки» — командир-наводчик-заряжающий.

 

 УЧИТЫВАЯ БОЕВОЙ ОПЫТ

 

В 1918 году не только англичане и французы, но и немцы уже приобрели опыт использования танков. Когда англичане в бою под Камбрэ не смогли использовать успех прорыва, достигнутый тяжелыми танками, в оперативном масштабе, они поняли, что нуждаются в поддержке более легких, подвижных машин.

 

Во время первой мировой войны французы выпускали в основном легкие гусеничные машины. Правда, они предназначались только для сопровождения пехоты. Французы построили значительно больше танков, чем англичане (3977 против 3027), именно потому, что упор был сделан на производство более дешевых и легких. И это вполне себя оправдало. Тяжелые танки были громоздки, их трудно было доставить на исходные для атаки позиции.

 

И тогда, стремясь создать своего рода «бронированную стратегическую конницу», англичане начали конструировать средний танк. Он получил обозначение «средний МкА», или «уиппет». Эта машина была незавершенным детищем инженера У. Триттона. Конструктор разработал сравнительно легкий танк с вращающейся башней. Но ввиду трудностей и задержек с налаживанием производства башен от них решили отказаться. И танк Триттона пошел «на конвейер» без такой важной детали. Заказ на 200 машин был выдан еще в июне 1917 года, а их производство началось в декабре.

 

Первые машины начали поступать с завода фирмы «Фостер» в марте 1918 года. Танки «уиппет» («борзая») считались быстроходными: их скорость была вдвое больше, чем у Мк IV—V. Интересной особенностью машины было и наличие двух двигателей со своими коробками передач (КП). Каждый из них приводил в движение одну гусеницу.

 

Танк оказался сложен в управлении — от водителя требовалось большое умение. Если выходил из строя хотя бы один мотор, машина двигаться не могла. Танки МкА были дороги, сложны в производстве и в обслуживании, но, несмотря на это, оказались значительно надежнее своих старших собратьев Мк1—МкУ. Танкисты шутили, что «борзые» были в состоянии собственным ходом возвратиться в свою часть после боя. В сражении под Амьеном в 1918 г. участвовало 96 этих машин. Впервые в истории танковых войск они совершили нечто вроде, оперативного прорыва. Оторвавшись от своей пехоты в сопровождении конницы, они провели рейд по тылам немцев.

 

Захваченные в качестве трофеев танки «уиппет» попользовались и в немецкой армии. Они воевали и в войсках интервентов и белогвардейцев во время гражданской войны в России. Затем, тоже как трофейные, попали в Красную Армию, где находились на вооружении до начала 30-х годов. У нас их назвали «тейлор» (по имени конструктора двигателя). Несколько машин были в начале 20-х годов куплены и Японией. В английской же армии «борзые» служили недолго, и после войны заменены средними танками МкВ и МкС.

 

Штаб английских танковых войск, будучи уверен, что война продлится и в 1919 году, поднял вопрос о массовом строительстве быстроходных, танков. Начальник штаба полковник Дж. Фуллер считал, что в дополнение к тяжелым пехотным надо производить быстроходные, предназначенные для действий против вражеских штабов и коммуникаций. Средний МкА оказался неудачным. Поэтому уже в 1918 году англичане сконструировали две новые модели: средние МкВ и МкС. Однако, следуя традиции, у них сохранили форму тяжелых машин с гусеницами, охватывавшими корпус. Сохранилась и жесткая подвеска. Было заказано 6 тысяч средних танков, но война закончилась 11 ноября 1918 года. Уже после перемирия было построено 45 МкВ и 36 МкС.

 

МкВ получился тяжелым для среднего танка. Поскольку мощность мотора была явно недостаточной, скорость его оказалась даже ниже, чем у МкА.

 

Вооружение на обоих танках размещалось в рубке в шаровых установках с ограниченными углами обстрела. Танк МкВ был оснащен аппаратурой для создания дымовых завес. Впрочем, он никогда не считался хорошей машиной, помещение для экипажа было тесным и неудобным. Несколько танков МкВ в 1919 году во время иностранной военной интервенции в составе английских войск принимали участие в боевых действиях на севере России. Они были захвачены Красной Армией и состояли на ее вооружении.

 

Последним образцом среднего танка, который англичане сконструировали до конца войны, был МкБ. Этот имел вращающуюся башню и низкий корпус и был первым танком, «умевшим» плавать.

 

Немцы также пытались усовершенствовать свои танки. Начали они с подражания английским тяжелым машинам. Конструкторы модернизировали танк А7V, снабдив его гусеницами, охватывающими корпус, и спонсонами для установки вооружения. При этом вес его возрос до 40 т. По всем параметрам он превосходил английские: скорость его достигала 12 км/ч, толщина брони — 30 мм. Вооружение состояло из двух 57-мм пушек и четырех пулеметов. Экипаж состоял из 7 человек. Было построено только два опытных экземпляра этой машины, оказавшейся весьма сложной и дорогой.

 

Весной 1918 года в Германии занялись конструированием нескольких образцов легких танков. Уже в октябре 1918 года Й. Фолльмер представил два своих образца. По условиям перемирия Германия обязана была выдать союзникам все танки, даже опытные. Версальский мирный договор запрещал ей строительство бронетанковой техники. Тем не менее в полнейшей тайне немцы изготовили несколько танков LКII. Только после Второй мировой войны было установлено, что Венгрия (которой Трианонским мирным договором

также было запрещено иметь танки) втайне закупила четырнадцать LКII. В разобранном виде их доставили в Венгрию. 5 из них были собраны в 1928 году.

 

Тем временем Й. Фолльмер перебрался в Швецию и продолжил разработку легких танков на заводе «Ландсверк» (в городе Ландскрона), который, по существу, был филиалом фирмы Круппа. По образцу LКII для шведской армии было построено несколько десятков легких танков М-21, состоявших на ее вооружении до середины 30-х годов. В 1929 году они были модернизированы (получили обозначение М-21/29). В отличие от LКII их вооружение размещалось во вращающейся башне. Все машины были оборудованы радиоприемниками, а командирские (от командиров взводов и выше) — передатчиками.

 

 



Под редакцией: генерал-майора-инженера, доктора технических наук, профессора Леонида СЕРГЕЕВА

 

Автор  — инженер Игорь ШМЕЛЕВ

 

Художник — Михаил ПЕТРОВСКИЙ

 

rotmistr Все права защищены.
Публицистика | Военная форма | военные мемуары | Люди, События, Факты | Тактика и стратегия | Форум  | Гостевая книга | Карта моего сайта
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS